Меню

Договор это ГК

0 комментариев

Проблемы применения рамочного договора в сфере поставки продукции

Библиографическое описание:

Осипенко А. О. Проблемы применения рамочного договора в сфере поставки продукции // Новый юридический вестник. — 2019. — №3. — С. 22-27. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/125/4142/ (дата обращения: 31.07.2019).



Актуальность настоящего исследования обусловлена циклом взаимосвязанных вопросов, касающихся применения рамочного договора при поставке продукции. Автором рассмотрены общие положения заключения рамочного договора, проанализированы возникающие в связи с его заключением проблемы и пути их разрешения, а также приведены и рассмотрены соответствующие судебные прецеденты, точки зрения юристов-практиков.

Ключевые слова: рамочный договор, поставка продукции, договорная работа, протокол разногласий, поставщик, покупатель, государственный оборонный заказ, имущественная ответственность сторон, антимонопольное, гражданское законодательство

Анализ юридической практики в области разработки, производства и поставки продукции обнаруживает высокую востребованность одной из новелл договорного права — института рамочного договора. Ст. 429.1 ГК РФ «Рамочный договор» была введена в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) в 2015 г. Федеральным законом от 08 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» .

Согласно указанной статье ГК РФ, рамочным договором является договор, закрепляющий общие условия обязательственных взаимоотношений контрагентов. Их конкретизация применительно к соответствующим обстоятельствам может происходить посредством:

1) подачи заявок на определенную номенклатуру продукции (прим. автора: под номенклатурой товара (продукции) следует понимать полный список товаров, используемых продавцом — поставщиком, то есть, торговой или промышленно — производственной организацией (как правило, данный список разбит на номенклатурные группы, в зависимости от типа продаваемого товара, которому присваивается определенный номер или кодовое обозначение в соответствии с группой товаров)) ;

2) заключения отдельных («подрамочных») договоров, оформления спецификаций к договору в форме неотъемлемого письменного приложения к нему, с целью указания количественных и качественных параметров поставляемой продукции, либо иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора. Как представляется, помимо вышеуказанного может быть заключён один рамочный договор в письменной форме на длительный срок, а поставка по нему будет производиться на основании устных заявок контрагента, подаваемых в любой период действия данного договора о поставке необходимого количества товара (продукции).

Законодатель определяет рамочный договор как договор с открытыми условиями.

В случае неурегулированности каких-либо отношений сторон по отдельному договору, а равно незаключения сторонами отдельных конкретизирующих договоров на поставку, подлежат применению общие условия, содержащиеся в рамочном договоре, если иное не вытекает из условий отдельных договоров или из существа обязательства.

I. Общие положения заключения рамочного договора

Как правило, рамочные договоры заключают между собой производственные компании, чья деятельность связана с длительным циклом производства продукции и дальнейшей ее поставкой организациям — покупателям, в связи, с чем и возникает необходимость оформления длительных юридико-договорных отношений. Очевидно, что заключение договора на однократную поставку нерационально. Иными словами, заключение договора, опосредующего продолжительные деловые отношения, обладает более высокой транзакционной целесообразностью.

К общим условиям рамочного договора относятся следующие:

− предмет договора, однако, в части общих положений, фиксирующих сугубо принципиальные договоренности сторон, например, относительно передачи товара поставщиком и оплатой егопокупателем (наименование и количество данного товара при этом конкретизируются в отдельном договоре или спецификации, являющихся неотъемлемыми частями рамочного договора);

− права и обязанности сторон при поставке товара;

− качество поставляемой продукции, условия возврата продукции покупателем, в случае обнаружения брака;

− порядок определения цены на продукцию (без указания конкретного ее размера);

− порядок и условия поставки;

− алгоритм приемки товара со ссылками на регламентирующие ее нормативные акты (напр., «Инструкцию о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству», утвержденную Постановлением Госарбитража СССР от 25.04.1966 г. № П-7 и «Инструкцию о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по количеству», утвержденную постановлением Госарбитража СССР от 15.06.1965 г. № П-6 );

− порядок и условия расчетов по договору;

− условия относительно тары и упаковки товара,

− условия страхования товара;

− имущественная ответственность сторон по договору, условия форс — мажора;

− срок действия рамочного договора;

− а также условия его расторжения, изменения и порядок разрешения споров и разногласий, которые могут возникнуть при исполнении данного договора.

Существенные условия соглашения сторон уточняются лишь тогда, когда у покупателя возникает необходимость в приобретении конкретного товара в определенном количестве. Конкретизация существенных условий рамочного договора происходит в отдельных договорах или в заявках, спецификациях, дополнительных соглашениях, заключаемых во исполнение рамочного договора.

Следует отметить, что норма о рамочном договоре содержится и в «Принципах международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА)» 1994 года, в ст. 2.14. которых указано следующее. «Рамочный договор квалифицируется как сделка с умышленно открытыми условиями и если стороны намерены заключить такой договор, тот факт, что они умышленно оставили какое-то условие для согласования в ходе переговоров или для определения третьим лицом, не является препятствием возникновения соглашения» .

Между тем, сложившаяся практика применения конструкции рамочного договора, в том числе в сфере поставки, до сих пор остается в проблемном сегменте. В связи с этим, резонным представляется привлечь внимание к правоприменительным затруднениям, с которыми могут столкнуться организации при ведении договорной работы на основе ст. 429.1 ГК РФ, в том числе, в сфере государственного оборонного заказа (далее — ГОЗ) на основании Федерального закона № 275 — ФЗ «О государственном оборонном заказе» от 29.12.2012 г. (далее — Закон об оборонном заказе) .

II. Проблемные моменты при согласовании условий изаключении рамочного договора

2.1. Включение в рамочный договор конкретной суммы договора.

Как правило, оферент, отправляя контрагенту на согласование и подписание рамочный договор поставки, содержащий в себе только общие (открытые) условия, без конкретизации предмета, суммы, срока и иных согласованных сторонами существенных условий, получает акцепт на иных условиях (ст. 443 ГК РФ). Такие договорные коммуникации сторон сделки могут обрести форму подписанного договора с соответствующим протоколом разногласий, в котором контрагент обычно указывает определенную цену договора как одно из наиболее основных для него условий рамочного договора.

Анализ практики убеждает в том, что контрагент (покупатель продукции) вполне объективно и логично ставит вопрос о конкретизации суммы поставки (либо ценовых рамок поставки): работают мотивы оперативной отчетности перед головным исполнителем или госзаказчиком в рамках исполнения ГОЗ на основании постановления Правительства РФ от 19.01.1998 г. № 47 «О Правилах ведения организациями, выполняющими государственный заказ за счет средств федерального бюджета, раздельного учета результатов финансово-хозяйственной деятельности» .

В то же время, нельзя не принимать во внимание и тот факт, что, идя на уступки своим контрагентам в целях недопущения срыва сроков исполнения ГОЗ организации — поставщики «забывают» о ключевом значении институциональной сути конструкции рамочного договора, цена которого складывается из общей суммы заключенных во исполнение его положений отдельных договоров или спецификаций, соглашаясь на условия контрагентов. Тем самым превращая рамочный договор в обычный договор поставки с указанием в нем конкретной суммы. Стараясь поддержать стабильность договорных отношений, менеджеры и юристы компании реального сектора экономики иногда заключают так называемые разовые договоры на сумму вместо необходимых рамочных договоров.

На наш взгляд, во избежание подобной ситуации в рамочном договоре необходимо четко установить порядок определения цены, например, протоколами согласования цены, предоставляемыми контрагенту по письменному запросу или согласовать прайс-лист, который будет являться приложением к договору и его неотъемлемой частью, а также момент фиксации цены на поставляемую продукцию при поступлении 100 %, 70 % или 50 % предоплаты, что, в свою очередь, тоже вызывает немало споров и разногласий между сторонами.

2.2. Исключение из рамочного договора пункта про изменение цены на продукцию.

На практике в договорах поставки часто фигурирует пункт, предусматривающий возможность пересмотра цен на продукцию (как правило, в сторону повышения) по инициативе поставщика. Нередки случаи, когда контрагент присылает протокол разногласий с исключением такого пункта из рамочного договора, что с одной стороны, целесообразно для покупателя, но с другой, невыгодно поставщику. Поскольку в будущем ожидаемо инфляционное изменение цен на сырьё, материалы, энергоносители, комплектующие изделия, повышение курса валюты, не исключены сбои в производстве, в результате чего, возможно повышение цен на продукцию поставщика, условие о чем, рациональней зафиксировать в рамочном договоре, нежели каждый раз терять время на его уточнение в конкретизирующих к рамочному договору документах.

Как считает Н. П. Свеженцева, цена в отдельных договорах, заключенных во исполнение рамочного договора поставки в период его действия может быть изменена посредством заключения соответствующего соглашения между сторонами, в том числе, такими способами как автоматическое изменение при наступлении согласованных сторонами условий поставки или в порядке одностороннего изменения поставщиком .

Как представляется, в данной ситуации было бы разумным включение в рамочный договор условия о конкретном сроке (например, не менее 10 или более дней), необходимого для уведомления другой стороны (покупателя) о повышении цены на продукцию. В противном случае, особенно, если речь идет о поставке продукции в сфере гособоронзаказа, применение поставщиком цены, превышающей цену, которая рассчитана с использованием индексов цен и индексов — дефляторов более чем на 5 %, повышение цены может стать поводом для проверки обоснованности такого изменения (повышения цены) федеральным антимонопольным органом (далее — ФАС).

В соответствии с ч. 4 ст. 14 Закона об оборонном заказе, осуществление антимонопольным органом проверки обоснованности изменения цены и выявления случаев нарушения запрета на злоупотребление доминирующим положением на рынке, осуществляется в порядке, установленном гл. 9 Федерального закона № 135-ФЗ от 26.07.2006 г. «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции). В случае установления антимонопольным органом соответствующих нарушений, дело о нарушении антимонопольного законодательства не возбуждается, а в порядке, установленном ст. 39.1 Закона о защите конкуренции, нарушителю выдается предупреждение в письменной форме о прекращении действий, содержащих признаки нарушения антимонопольного законодательства, об устранении причин и условий, способствовавших возникновению такого нарушения, и о принятии мер по устранению последствий такого нарушения .

Однако в случае отказа исполнения вынесенного предупреждения или неисполнения в установленный срок, ФАС вправе на основании п. 1 ст. 14.31. КоАП РФ (Злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке), возбудить дело о нарушении антимонопольного законодательства и наложить административный штраф для юридических лиц в размере от трехсот тысяч до одного миллиона рублей.

Практика показывает, что реакция компаний на запросы из ФАС о предоставлении в сжатые сроки (обычно, до пяти дней) колоссального количества документов и материалов, обосновывающих изменение цены, обычно требует чрезвычайных усилий их специалистов. Как следствие, компаниям — поставщикам приходится ходатайствовать о выделении административным органом дополнительного срока для проведения данной работы. Это, в конечном счете, и обосновывает целесообразность включения в рамочный договор пункта, который бы фиксировал (в качестве обязательства стороны) срок предупреждения одной стороны другой стороны сделки, причем в строго письменной форме, с приложением всех расчетно — калькуляционных материалов (далее — РКМ) об изменении цены на продукцию.

2.3. Согласование срока действия рамочного договора: нужно или нет?

В экспертной литературе (Е. В. Богданов ., И. Е. Степанова ), высказывалось мнение о том, что при согласовании проекта рамочного договора поставки, условие о сроке его действия не имеет никакого значения до того момента, пока стороны не начнут согласовывать конкретные условия поставки, то есть, предмет договора путем направления заявок и подписания отдельных договоров или спецификаций, заключенных в рамках рамочного договора.Можно сказать, что до этого момента рамочный договор «спит» в папке с остальными договорами.

Данная позиция, как представляется, вполне имеет право на существование. В самом деле, в отличие от предварительного договора (ст. 429 ГК РФ), содержащего в себе условие о сроке, в течение которого должен быть заключен основной договор, а при его отсутствии, в течение одного года с момента заключения предварительного договора (п. 4 ст. 429 ГК РФ), норма о рамочном договоре таких обязательств не содержит. Иными словами, заключив рамочный договор, по законодательству стороны не обязаны заключать в дальнейшем отдельные договоры или спецификации во исполнение рамочного договора, если у них не возникнет потребность в покупке — поставке товара.

Однако резонным представляется иное мнение. Указание в рамочном договоре на срок его действия также необходимо, как и в любом другом договоре. Значимость акцента на последнем, можно проиллюстрировать следующим примером из судебной практики.

Согласно постановлению Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.12.2017 г. № Ф01–5612/2017 по делу № А28–9289/2016, АО «Машзавод» и АО «Изумруд» заключили рамочное соглашение о поставке источников вторичного электропитания разных серий и моделей. Согласно его условиям объем каждой партии, сроки поставки, пункт выборки товара указывались сторонами в спецификациях, заключаемых в рамках данного рамочного соглашения. Условие о сроке было следующим: соглашение действует до полного исполнения сторонами своих обязательств по нему.

Однако спустя год в ходе выездной налоговой проверки АО «Изумруд» специалисты налоговой службы обнаружили, что на деле ежемесячная покупка АО «Изумруд» товара у АО «Машзавод» осуществляется на основании спецификаций со ссылкой на рамочное соглашение без конкретного срока его действия. На этом основании ФНС доначислила обеим организациям НДС, налог на прибыль, а также обязала оплатить пени и штрафы.

В ходе судебного разбирательства по заявлению АО «Машзавод» и АО «Изумруд» об отмене необоснованно начисленных, по их мнению, налогов и штрафов, истцы ссылались на пункт в рамочном соглашении о том, что оно действует до полного исполнения сторонами своих обязательств, что подразумевало автоматическую пролонгацию. Однако суды трех инстанций пришли к выводу о том, что данное рамочное соглашение прекратило свое действие после осуществления первой поставки товара между сторонами, что означало полное исполнение ими своих обязательств (покупатель оплатил, а поставщик произвел своевременную поставку).

Таким образом, целесообразность включения в рамочный договор указания на конкретную дату его действия с возможностью при необходимости дальнейшей его пролонгации представляется весьма актуальным.

2.4. Исключение из рамочного договора раздела, посвященного имущественной ответственности сторон.

Парадоксальным образом при согласовании условий договоров поставки, стороны нередко пытаются исключить из договора разделы и пункты, которые касаются их ответственности. Рамочный договор исключением не является. Так, на практике, покупатели на стадии согласования рамочного договора время от времени присылают поставщику протокол разногласий с изменением в сторону уменьшения размера процента штрафной неустойки, либо же исключения вовсе пункта про ответственность покупателя, например, в следующей редакции: «В случае полного и/или частичного отказа Покупателя от заказанной продукции, а также при необоснованном отказе от приемки готовой продукции Покупатель обязуется уплатить Поставщику штрафную неустойку в размере 20 % от стоимости заказанной (готовой) продукции».

В данном пункте речь идет о ситуациях, когда покупатель заказывает какую-либо продукцию, а впоследствии необоснованно отказывается от нее (при этом вина поставщика отсутствует), за что, разумеется, на покупателя будут наложены штрафные санкции вследствие понесенных поставщиком существенных издержек. Настоящая норма договора не распространяется на случаи, когда законом, нормативно-правовыми актами или договором покупателю предоставляется право отказаться от принятия товара (абз. четвертый п. 2 ст. 450, п. 2 ст. 523 ГК РФ).

Поэтому в подобных ситуациях более уместной для включения в раздел «Имущественная ответственность сторон» рамочного договора поставки представляется следующая формулировка пункта про ответственность покупателя за необоснованный отказ от приемки готовой продукции: «В случае полного и/или частичного отказа покупателя от приемки готовой продукции, последний возмещает поставщику фактически понесенные им расходы на изготовление продукции, на основании предоставления подтверждающей документации». Как показывает практика, включение пункта в данной редакции в рамочный договор поставки способствовало сокращению срока согласования с 4 — х месяцев до 1–1,5 месяцев.

2.5. Договорные письма, как неотъемлемая часть рамочного договора.

Сокращение сроков согласования договора поставки — фактор ускорения исполнения государственного оборонного заказа в целом. Учитывая этот очевидный факт, юристы производственных организаций находятся в постоянных поисках резервов сокращения согласовательных процедур. Так, они выяснили, что изменение банковских реквизитов отдельного/лицевого счета, изменение номенклатуры поставляемой продукции или же просто исправления какой-либо технической ошибки, эффективнее редактировать посредством составления протокола разногласий или дополнительного соглашения. Однако известны и ситуации, когда острый цейтнот подписания дополнительных соглашений или протоколов разногласий, вынуждает сторону составлять и подписывать, так называемые, договорные письма.

Юридически закрепленного определения понятия «договорное письмо» не существует. В соответствии с п. 1 ст. 433 ГК РФ договор считается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта. Согласно ст. 435 ГК РФ офертой признается адресованное одному или нескольким конкретным лицам предложение, которое достаточно определенно выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, которым будет принято предложение.

Оферта должна содержать все существенные условия договора. Поэтому, как считает, А. Е. Белкин, договорное письмо, содержащее в себе существенное и неотъемлемое условие договора, имеет юридическую силу и вполне может котироваться как документ, являющийся неотъемлемой частью договора .

Судебной практикой по этому проблемному вопросу выработана следующая позиция.

В постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.01.2019 № Ф01–5691/2018 по делу № А29–11145/2017, суд изложил вывод об отклонении договорного письма, как существенного доказательства по рассматриваемому делу, ввиду того, что в самом письме отсутствовало указание, на то, что оно является неотъемлемой частью договора, задолженность по которому являлась предметом судебного спора. Аналогичная позиция приведена в постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 06.02.2019 № Ф02–6791/2018 по делу № А19–4362/2017.

На наш взгляд, использование договорных писем для урегулирования срочных вопросов действия рамочного договора и договоров, заключенных в его исполнение, возможно с обязательным указание на его принадлежность к определенному договору и с оговоркой о том, что: «настоящее письмо является неотъемлемой частью договора № …. от …г». При отсутствии срочных ситуаций придерживаемся позиции заключения дополнительных соглашений для урегулирования, изменения каких-либо вопросов, касающихся действия договора, ввиду большей надежности с точки зрения юридической силы.

2.6. Прочие спорные моменты в применении рамочного договора.

В совокупности иных проблемных аспектов отметим такие, как:

− исключение контрагентом (покупателем) из рамочного договора положений про работу в рамках Закона об оборонном заказе (275-ФЗ). Как представляется, это преследует цель освобождения компании от обязанности по предоставлению сведений о своей кооперации в объеме, предусмотренном подп. 8 п. 2 ст. 8 Закона об оборонном заказе. Считаем, что в этом случае, второй стороне необходимо настаивать на редакции договора, в целях соблюдения предписаний закона;

− часто контрагенты меняют в рамочном договоре ГОСТы под свои потребности, главным образом, в пунктах договора о возврате некачественной продукции. Почему? Полагаем, потому что каждый ГОСТ закрепляет соответствующие требования к обнаружению дефектов заказанной продукции и порядок предъявления претензий.

III. Заключение

Рассмотрев и проанализировав общие проблемные моменты, с которыми сталкивается юридическая практика при согласовании условий и заключении рамочного договора поставки продукции, приходим к следующим выводам.

  1. Рамочный договор является незаменимой договорной конструкцией при формировании и поддержании долговременных деловых взаимоотношений сторон, связанных с созданием наукоемких, технически сложных изделий, разработка и изготовление которых характеризуется длительным воспроизводственным циклом.
  2. Применение ст. 429.1. ГК РФ пока не сформировало безупречных юридико-технических механизмов и технологий, а судебная практика истолкования ее положений не выработала надежных ориентиров, на которые могли бы полагаться участники гражданского оборота, признающие злободневность эксплуатации института рамочного договора.
  3. Обобщая изложенное выше и имея в виду собственно институциональные резервы ст. 429.1 ГК РФ, предлагаем дополнить ст. 429.1. ГК РФ, п. 3 следующего содержания. «В случае возникновения между сторонами разногласий по отдельным условиям рамочного договора подлежат применению положения п. 1, п. 2 ст. 445 и ст. 446 ГК РФ, а также положения ст. 507 ГК РФ, регламентирующие порядок урегулирования разногласий при заключении рамочного договора путем направления одной стороной другой протокола разногласий в срок, предусмотренный договором, а в случае несогласования срока сторонами в срок до тридцати дней либо путем передачи спора на рассмотрение суда».

Литература:

  1. Белкин А. Е. Юридическая сила информационных писем федеральных органов государственной власти // Научный журнал Современное право. 2010. № 6. С. 34–41.
  2. Богданов Е. В. Специфика и социальное значение предпринимательских договоров // Журнал российского права. 2002. № 1. С. 45–49.
  3. Грэхэм Бетс, Барри Брайндли, С. Уильямс. Бизнес. Толковый словарь // М.: «ИНФРА — М». Издательство «Весь мир». Общая редакция: д.э.н. Осадчая И. М. 1998. 840 с.
  4. Инструкция о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по количеству (утв. Постановлением Госарбитража СССР от 15.06.1965 г. № П-6) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1975. № 2.
  5. Инструкция о порядке приемки продукции производственно — технического назначения и товаров народного потребления по качеству (утв. Постановлением Госарбитража СССР от 25.04.1966 г. № П-7) // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств СССР. 1975. № 2.
  6. Постановление Правительства РФ от 19 января 1998 г. № 47 «О Правилах ведения организациями, выполняющими государственный заказ за счет средств федерального бюджета, раздельного учета результатов финансово-хозяйственной деятельности» // Собрание законодательства РФ. 1998. № 4. Ст. 477.
  7. Принципы международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) 1994 года // Закон. 1995. № 12.
  8. Свеженцева Н. П. К вопросу о существенных условиях договора поставки // Пробелы в российском законодательстве. — М.: Медиа-ВАК. 2011. № 1. С. 125–128.
  9. Степанова И. Е. Существенные условия договора: проблемы законодательства // Вестник ВАС РФ. 2007. № 7. С. 66–70.
  10. Федеральный закон от 08 марта 2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 2015. № 10. Ст. 1412.
  11. Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 275-ФЗ «О государственном оборонном заказе» // Собрание законодательства РФ. 2012. № 53 (ч. 1). Ст. 7600.
  12. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Собрание законодательства РФ. 2006. № 31 (1 ч.). Ст. 3434.

Основные термины (генерируются автоматически): рамочный договор, ГК РФ, договор, сторона, рамочный договор поставки, рамочное соглашение, протокол разногласий, поставка продукции, оборонный заказ, государственный оборонный заказ.

Рамочный договор: комментарий к новой статье 429.1 ГК РФ

Продолжаю традицию выкладывания по понедельникам комментария к очередной новой статье ГК РФ. На этот раз это комментарий к ст.429.1 ГК о рамочном договоре (статье, которую вряд ли можно назвать сколько-нибудь удачной или, как минимум, полезной).

Как обычно, напомомию, что этот мой текст предварительный и не окончательный. Он еще будет дорабатываться, в том числе с учетом Ваших замечаний и предложений. Так что буду очень благодарен за любые отзывы. Напомню, что эти мои периодически выкладываемые на Закон.ру комментарии — часть готовящегося мною в соавторстве с рядом коллег большого постатейного комментария к нормам общей части обязательственного права ГК РФ

Статья 429.1. Рамочный договор

1. Рамочным договором (договором с открытыми условиями) признается договор, определяющий общие условия обязательственных взаимоотношений сторон, которые могут быть конкретизированы и уточнены сторонами путем заключения отдельных договоров, подачи заявок одной из сторон или иным образом на основании либо во исполнение рамочного договора.

2. К отношениям сторон, не урегулированным отдельными договорами, в том числе в случае незаключения сторонами отдельных договоров, подлежат применению общие условия, содержащиеся в рамочном договоре, если иное не указано в отдельных договорах или не вытекает из существа обязательства.

1. Статья 429.1 ГК является новеллой ГК и вступила в силу 1 июня 2015 году. Она имела целью ответить на практические проблемы, возникающие при использовании в обороте конструкции рамочного договора.

1.1. Основная проблема п.1 ст.429.1 ГК состоит в том, что он смешивает в одном определении договор с открытым условиями и рамочный договор.

Договор с отдельными открытыми условиями – это, как правило, долгосрочный договор, который содержит определенный набор согласованных условий, но закрепляет, что стороны в будущем намереваются его конкретизировать путем заключения дополнительных соглашений (см., например, ст.2.1.14 Принципов УНИДРУА). Согласно же сложившей в российском обороте практике словоупотребления рамочный договор — это особая разновидность договора с открытыми условиями, которая характеризуется тем, что имеет строго долгосрочный характер и рассчитана на многократное использование в хозяйственной практике, и при этом определяет лишь общие условия обязательственных отношений стороны, но откладывает согласование существенных условий. После заключения рамочного договора стороны обычно начинают периодически подписывать дополнительные соглашения (далее – конкретизирующие соглашения) или иным образом восполняют отсутствующие в рамочном договоре существенные условия. Как мы видим, принципиальное отличие рамочного договора от обычного договора с открытыми условиями состоит в том, что а) рамочный договор носит долгосрочный характер и рассчитан на многократное использование и б) откладывает согласование именно существенных условий.

Достаточно очевидно, что определение, закрепленное в п.1 ст.429.1 ГК не указывает на эти принципиальные особенности рамочного договора, пытаясь дать общее определение для обоих конструкций и, видимо, не видя между ними разница. Но при толковании данной статьи судам все-таки стоит эту разницу видеть. Одно дело если в договоре поставки есть все существенные условия, но стороны прописывают, что они в дальнейшем намереваются договориться о способе отгрузки (договор с открытыми условиями), и совсем другое – если в договоре поставки стороны не согласовали наименование и количество отгружаемого товара и решили согласовывать эти условия в дальнейшем (рамочный договор).

1.2. Если сконцентрироваться на рамочных договорах, в принципе могут быть выделены несколько вариантов порядка его конкретизации.

а) Пункт 1 ст.429 ГК говорит о том, что конкретизация существенных условий рамочного договора может осуществляться в форме заключения конкретизирующего соглашения (обычно это бывает дополнительное соглашение, приложение к договору, спецификация и т.п.). Если заключение в будущем таких соглашений находится в сфере доброй воли сторон, и в рамочном договоре нет ни одного условия, которое бы имело непосредственный правовой эффект и связывало бы стороны до согласования существенных условий, такой рамочный договор в принципе самостоятельной сделкой быть признан не может. Ведь в силу п.1 ст.432 ГК если не согласованы существенные условия, договор в принципе нельзя считать полноценно возникшим. Такой рамочный договор сам по себе никакие правовые последствия не порождает, ни к чему не обязывает и никакие права не создает, а выступает в качестве этапа оформления договора, «хранилища» предварительно согласованных условий, открываемого только в момент согласования сторонами открытых существенных условий. В обороте вступление в договорные отношения через предварительное заключение таких «пустых» рамочных договоров с последующей их конкретизацией в части существенных условий очень распространено, так как упрощает ведение переговоров. Пожалуй, именно такую модель оформления отношений стороны именуют рамочным договором чаще всего.

В то же время если в таком рамочном договоре содержатся некоторые организационные условия, которые действуют и до согласования существенных условий (третейская оговорка, оговорка о применимом праве, условия о конфиденциальности, заверения об обстоятельствах и т.п.), или есть условия, которые применяются к порядку такого согласования (условие о том, что молчание в ответ на оферту в отношении существенных условий рассматривается в качестве акцепта, порядок ведения переговоров по согласованию существенных условий и т.п.), в части таких условий рамочный договор следует рассматривать в качестве юридически значимой сделки. Если основная часть такого договора, посвященная порядку исполнения обязательств сторон (общим условиям обязательственных взаимоотношений сторон соответствующего договорного типа), вступает в силу только тогда, когда эти условия будут дополнены существенными условиями, необходимыми для вступления в силу договора данного типа, но эти отдельные организационные условия приобретают правовой эффект в момент заключения рамочного договора.

б) Второй вариант конкретизации условий рамочного договора состоит в оформлении односторонних заявок. В рамках такой модели стороны в рамочном договоре не определяют точно существенные условия (например, наименование и количество товара), но договариваются о том, что в дальнейшем эти существенные условия будут определяться во воле одной из сторон. Тут мы имеем предоставление рамочным договором одной из сторон «секундарного» права в одностороннем порядке определить отсутствующее в договоре условие (например, сколько товара поставщику предстоит отгрузить). Такое условие считается определенным с момента получения другой стороной такой заявки с указанием соответствующих параметров исполнения. Подобная заявка выступает в качестве односторонней сделки и к ней в полной мере применимы положения ст.165.1 ГК.

При выборе сторонами варианта конкретизации условий рамочного договора посредством односторонних заявок практически всегда в договоре фиксируются пределы, в рамках которых сторона, имеющая «секундарное» право на одностороннее восполнение договора, свободна в определении соответствующих условий. Например, в договорах поставки по заявкам обычно указывается на то, что затребованный объем товара не должен превышать такой-то лимит.

Если в договоре такой лимит не установлен, действуют правило о недопустимости злоупотребления правом (ст.10 ГК) и принцип добросовестности в осуществлении прав (п.3 ст.1 ГК). Управомоченное на восполнение рамочного договора (договора с открытыми условиями) лицо обязано осуществлять свое право разумно и добросовестно, не подрывая разумные ожидания другой стороны. Например, если покупатель в своей заявке определит в качестве объема требуемого ему товара такое количество, которое со всей очевидностью не может быть поставлено поставщиком и выходит за принятые в обороте стандарты, суд может в конкретных обстоятельствах такое поведение покупателя признать злоупотреблением правом. Тут можно привести в качестве примера такого решения ст.II.-9:105 Модельных правил европейского частного права: «Если цена или иное условие договора должны быть определены одной стороной и условие, определенное этой стороной, является чрезвычайно необоснованным, установленные цена или иное условие заменяются на разумное, несмотря на положения договора об обратном». Аналогичное решение применительно к определению цены договора, оставленной открытой для одностороннего определения по воле одной из сторон, содержится в п.2 ст.5.1.7 Принципов УНИДРУА.

в) Иногда в рамочных договорах стороны указывают на то, что одна из сторон обязуется акцептовывать заявки другой стороны, если зафиксированные в таких заявках существенные условия укладываются в те или иные очерченные в рамочном договоре пределы. По сути, здесь рамочный договор дает одной из сторон право требовать заключения конкретизирующего соглашения на своих условиях. В принципе, в подобных ситуациях куда удобнее предусмотреть право на одностороннее восполнение рамочного договора посредством односторонних заявок (без необходимости сугубо формального и посему лишнего акцепта другой стороны). Но если стороны решили оформить свои отношения иным образом и дали одной стороне право требовать акцепта своих заявок, а на другую сторону возложили обязанность акцептовывать такие заявки, праву нет смысла возражать. Последствием уклонения от акцепта заявок в таких случаях может быть иск о возмещении убытках (или уплате неустойки, если такая установлена в договоре), либо иск о принуждении к заключению конкретизирующего соглашения.

1.3. Включение в рамочный договор или договор с открытыми условиями положения о том, что стороны обязуются договариваться по содержанию открытых условий (в случае рамочного договора – существенных), невозможно. Стороны могут договориться о том, что они обязуются заключить в будущем некий договор на заранее определенных условиях (и тогда это будет предварительный договор), они могут дать одной из сторон «секундарное» право определить отсутствующие в договоре условия или дать сторое право потребовать от другой стороны акцепта своей оферты по части открытых условий, но они не могут обязаться в будущем согласовывать нечто и находить консенсус.

Как уже отмечалось, стороны могут договориться о том, что в случае недостижения согласия по некоторым условиям спор об урегулировании разногласий будет передан в суд (п.1 ст.446 ГК). Но к рамочным договорам этот механизм, как правило, неприменим. В подавляющем числе рамочных договоров стороны откладывают конкретизацию предмета договора, а возложение на суд бремени урегулирования разногласий в отношении предмета договора невозможно. Если покупатель хочет 100 тонн зерна, а поставщик готов отгрузить только 2 тонны, даже согласие сторон передать суду компетенцию разрешить их спор не может иметь особого значения. Разрешение подобных споров не есть задача суда.

2. В п.2 ст.429.1 ГК указывается на то, что к отношениям сторон в части, не определенной заключенными в последствии конкретизирующими соглашениями, применяются положения рамочного договора (договора с открытыми условиями).

Это положение вполне логично и в полной мере может быть отнесено к рамочному договору. Рамочный договор выступает в качестве своего рода «хранилища» согласованных условий, ожидающего, что его откроют путем согласования соответствующих существенных условий. Если такая конкретизация состоялась и «хранилище» открыто, к отношениям сторон начинают применяться положения рамочного договора в дополнение к тому, что стороны смогли включить в конкретизирующее соглашение. При наличии противоречий между условиями, содержащихся в этих двух документах, приоритет имеет более позднее конкретизирующее соглашение.

Тезис о приоритете условий конкретизирующего соглашения в равной мере обоснован и в отношении обычного договора с открытыми условиями.

2.1. В норме п.2 ст.429.1 ГК также указывается на то, что положения рамочного договора (договора с открытыми условиями) применяются к отношениям сторон, даже если конкретизирующие соглашения заключены не будут.

а) Это положение п.2 ст.429 ГК в полной мере соответствует логике регулирования обычных договоров с открытыми условиями. Если стороны заключают договор, закрепляют в нем все существенные условия, но прямо объявляют какое-то несущественное условие открытым для дальнейшей конкретизации, стороны могли иметь в виду несколько разных конструкций. Они могли иметь в виду, во-первых, что договор вовсе не вступает в силу до момента конкретизации; во-вторых, что договор вступает в силу сразу и действует даже если стороны так и не договорятся о его конкретизации. Конечно же, суд должен толковать положения такого договора и делать выбор между указанными или иными вариантами по правилам ст.431 ГК о толковании договора. Но было бы разумно, если законодатель закрепил бы какую-то презумпцию. В п.2 ст.429.1 ГК, равно как и в ст. 2.1.14 Принципов УНИДРУА закрепляется такое решение «по умолчанию»: если стороны не могут договориться о конкретизации договора с открытыми условиями, последний продолжает действовать на условиях в нем закрепленных.

При этом если договор считается заключенным и действует, то возможны два варианта решения проблемы восполнения оставленного в договоре открытым условия. Либо данный пробел восполняется за счет диспозитивных норм или применения правил ст.6 ГК, либо в случае неспособности договориться о восполнении открытого условия, спор об урегулировании разногласий может быть передан в суд. Представляется, что первый вариант должен презюмироваться, а второй – выводиться из толкования договора при наличии специального указания в тексте договора на предоставление суду компетенцию по урегулированию разногласий. В любом случае положение п.2 ст.429.1 ГК в полной мере применимо к договорам с открытыми условиями.

б) Но применение этого положения п.2 ст.429.1 ГК не к обычному договору с открытыми условиями, а к рамочному договору, то есть договору, в котором не согласованы существенные условия, требует некоторых прояснений.

Данное положение не может применяться к наиболее распространенному на практике, «пустому» рамочному договору, вовсе не являющемся сделкой. Так, например, к отношениям сторон не могут применяться положения рамочного договора поставки, не содержащего ни одного имеющего непосредственное правовое значений условия, если стороны так и не смогли договориться о наименовании и количестве товара в отношении первой партии. Никаких отношений здесь попросту нет, если не считать тщетных переговоров о согласовании данных существенных условий. Соответственно, норма п.2 ст.429.1 ГК о применимости к отношениям сторон положений рамочного договора при незаключении конкретизирующего соглашения должна толковаться ограничительно и не может распространяться на «пустые» рамочные договоры, вовсе сделками не являющимися.

В то же время, это положение п.2 ст.429.1 ГК применимо к рамочным договорам тогда, когда в нем имеются отдельные условия, правовая сила которых не зависит от согласования существенных условий (условия о конфиденциальности, заверения об обстоятельствах, условия о порядка согласования существенных условий и т.п.). Как уже отмечалось, такие условия по своей природе, будучи включены в рамочный договор, имеют соответствующие правовые последствия и в период до согласования существенных условий. Соответственно, к таким и только таким условиям рамочного договора может быть применено указание закона на то, что в случае отсутствия консенсуса в отношении конкретизации рамочного договора к отношениям сторон применяются положения такого договора.

Кроме того, это положение п.2 ст.429.1 ГК применимо к рамочным договорам, которые предоставляют одной из сторон «секундарное» право на восполнение существенных условий, либо возлагают на одну из сторон обязанность акцептовывать заявки другой стороны. Такие варианты рамочного договора порождают определенные права и обязанности в момент их заключения, и именно этот правовой эффект может считаться применяемым к отношениям сторон до момента конкретизации существенных условий.

2.2. Нередко в практике встает вопрос о том, является ли обязательной ссылка в конкретизирующем соглашении на реквизиты рамочного договора. Ответ очевиден: в случае если применение правил толкования договора не оставляет сомнений в том, что стороны имели в виду не оформление разового договора, а конкретизацию некоего рамочного договора, отсутствие формальной отсылки к такому рамочному договору не имеет принципиального значения. См.: п.9 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25 февраля 2014 г. N 165, Постановление Президиума ВАС РФ от 24 июня 2014 г. N 3853/14

2.3. Срок рамочного договора особого значения не имеет, если в нем не содержится ни одного условия, которое было бы юридически действительно до конкретизации договора. Как уже отмечалось, такой «пустой» рамочный договор ни к чему не обязывает и никакие права не создает. Соответственно, наличие в таком рамочном договоре срока его действия бессмысленно. Если стороны начнут активно пользоваться этим рамочным договором и неоднократно его конкретизировать, согласовывая все новые партии или объемы работ, они могут вполне «перевалить» за срок действия договора. Если они при этом продолжают ссылаться в своих конкретизирующих соглашениях на реквизиты рамочного договора, его условия должны применяться в дополнение к условиям соответствующих конкретизирующих соглашений, несмотря на формальное истечение срока, указанного в рамочном договоре (Постановление Президиума ВАС РФ от 26 января 2010 г. N 11479/09)

Заключение договора

Заключение договора представляет собой согласование воли договаривающихся сторон, выраженное в предложении одной стороной условий договора (оферты) и принятии этих условий другой стороной (акцепта). Договор порождает права и обязанности сторон с момента его заключения. По соглашению сторон условия договора могут применяться к их отношениям, возникшим до заключения договора. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ).

Существенными условиями являются следующие:

1) о предмете договора (например, ст. 455 ГК РФ);

2) условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные (см., например, ст. 558 ГК РФ);

3) условия, которые названы в законе или иных правовых актах как необходимые для договоров данного вида (см., например, ст. 339 ГК РФ);

4) условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Оферта и акцепт. Начало заключения договора обозначается действиями одной из сторон будущего договора, которая предлагает заключить договор. Такое предложение называется офертой, а лицо, совершающее оферт, называется оферентом.

Для того чтобы иметь юридическое значение, такое предложение должно отвечать определенным требованиям. Во-первых, оно адресовано одному или нескольким конкретным лицам. Во-вторых, предложение содержит все существенные условия договора. В-третьих, оно достаточно определенно и выражает намерение лица, сделавшего предложение, считать себя заключившим договор с адресатом, принявшим предложение.

Предложение, содержащее все существенные условия договора, из которого усматривается воля лица, делающего предложение, заключить договор на условиях, указанных в предложении, с любым, кто отзовется, признается публичной офертой (например, выставление товара на прилавке магазина).

Публичную оферту необходимо отличать от приглашения делать оферты. Таким приглашением признаются реклама и иные предложения, адресованные неопределенному кругу лиц, если иное прямо не указано в предложении (ст. 427 ГК РФ).

Согласие заключить договор называется акцептом, а лицо, его совершающее, — акцептантом. Для того чтобы считаться акцептом, согласие заключить договор должно отвечать определенным требованиям. Во-первых, оно исходит от лица, которому направлена оферта; при публичной оферте — от любого субъекта. Во-вторых, согласие должно быть полным и безоговорочным. Если дается согласие заключить договор, но на иных условиях, нежели те, что указаны в оферте, то такое действие акцептом не считается. Такой ответ признается отказом от акцепта и в то же время новой офертой (стороны меняются местами: тот, кто мог стать, но не стал акцептантом, признается оферентом; лицо, которое первоначально предлагало заключить договор, соглашаясь заключить договор на условиях, содержащихся в новой оферте, становится акцептантом; предлагая их изменить вновь, признается оферентом и т. д.).

Акцепт может быть устным при заключении договора в устной форме. Он может воплощаться в документе, содержащем согласие заключить договор, направляемом оференту. Наконец, акцепт может быть дан путем совершения конклюдентных действий: лицо, получившее оферту, совершает действия по выполнению указанных в ней условий договора (отгружает товар, оказывает услугу и т. д.). В изъятие из этого общего правила законом, иными правовыми актами или офертой может быть предусмотрена недопустимость акцепта в виде конклюдентных действий либо может устанавливаться определенный порядок их совершения и т. д.

Молчание, по общему правилу, акцептом не является. Иное может следовать из закона, обычая делового оборота или из прежних деловых отношений сторон.

Оферта связывает оферента с момента ее получения адресатом. Эта связанность находит свое проявление в том, что при наличии акцепта договор считается заключенным, даже если оферент уже не желает наступления таких последствий. Отзыв оферты по общему правилу недопустим. Из этого правила есть два исключения. Во-первых, можно отозвать оферту до ее получения адресатом, с тем чтобы извещение об отзыве оферты поступило ранее или одновременно с самой офертой. В этом случае оферта считается неполученной. Во-вторых, полученная адресатом оферта не может быть отозвана в течение срока, установленного для акцепта, если только иное не оговорено в самой оферте либо не вытекает из существа предложения или обстановки, в которой оно было сделано.

Форма договора. Она определяется в соответствии с ранее излагавшимися правилами о форме сделок. Нормами об отдельных видах договоров эти правила иногда конкретизируются. Кроме того, стороны могут договориться о заключении договора в определенной форме. В этом случае договор будет считаться заключенным после придания ему условленной формы, хотя бы законом для договоров данного вида такая форма не требовалась.

Письменная форма договора может найти воплощение в одном документе, подписанном сторонами. Это наиболее распространенный способ заключения договоров в письменной форме. Иногда закон предписывает обязательность заключения договоров того или иного вида только таким способом (например, ст. 550 ГК РФ). Договоры в письменной форме заключаются также путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Наконец, считается, что договор заключен в письменной форме, если в ответ на письменное предложение заключить договор лицо, получившее такое предложение, совершает действия по выполнению указанных в нем условий (отгружает товар, выполняет работы, оказывает услуги и т.д.). Такой способ заключения договора иногда именуют принятием заказа к исполнению.

Момент заключения договора различается в зависимости от того, идет ли речь о консенсуальном или реальном договоре. По общему правилу договор считается заключенным в момент получения оферентом акцепта (консенсуальный). Если в силу закона для заключения договора необходима также передача имущества, то договор признается заключенным с момента передачи соответствующего имущества (реальный).

В случаях, предусмотренных законом, договор подлежит государственной регистрации. Таких случаев немного (например, ст. 339, 558, 609 ГК РФ). При наличии такого требования договор считается заключенным с момента регистрации, если иное не установлено законом.

Место заключения договора указывается в самом договоре. При отсутствии такого указания договор считается заключенным в месте жительства гражданина (месте нахождения юридического лица) — оферента.

Для тех случаев, когда заключение договора обязательно для одной из сторон, законом (ст. 445 ГК РФ) регламентирован порядок урегулирования разногласий, которые могут возникнуть при заключении договора (судебный порядок), и указан срок, в течение которого следует обратиться к суду (30 дней со дня получения оферты, 30 дней со дня получения новой оферты (протокола

разногласий), если другие сроки не установлены законом, иными правовыми актами или не согласованы сторонами).

Если сторона, для которой заключение договора является обязательным, уклоняется от его заключения, то другая сторона вправе обратиться в суд с требованиями:

1) о понуждении заключить договор;

2) о возмещении убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения договора.

Торги. Договоры могут заключаться путем проведения торгов.

В случаях, предусмотренных законом, договоры могут быть заключены только путем проведения торгов.

Торги проводятся в форме аукциона или конкурса. Договор заключается с лицом, выигравшим торги. Участники торгов вносят задаток. Лицо, выигравшее торги, и организатор торгов подписывают протокол о результатах торгов, который имеет силу договора.

Торги, проведенные с нарушением установленных законом правил, могут быть признаны судом недействительными. Соответственно недействительным признается и договор, заключенный с лицом, выигравшим торги. Более подробно правила организации и совершения торгов изложены в ст. 447-449 ГК РФ, специальных актах. (Судебную практику см.: Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.12.2005 №101 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства».)

Изменение и расторжение договора. Российское гражданское законодательство исходит из необходимости обеспечения стабильности, прочности и определенности в договорных отношениях.

В соответствии с этим изменение и расторжение договора допускается по соглашению сторон, если иное не предусмотрено ГК РФ, другими законами или договорами. При этом и по решению суда договор может быть изменен или расторгнут только:

а) при существенном нарушении договора другой стороной:

б) в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором (ст. 450).

Основанием для изменения или расторжения договора может служить и существенное изменение обстоятельств, но именно тогда, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях (ст. 451 ГК РФ).

Аналогичные в принципе правила установлены при решении рассматриваемого вопроса судом. Изменение договора в связи с существенными изменениями обстоятельств судом допускается в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

Соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор (если из закона, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное).

Основные последствия изменения или расторжения договора, совершенные в соответствии с ГК РФ, таковы:

— при изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде;

— при расторжении договора обязательства сторон прекращаются;

— стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или договором;

— если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Покупка прав на заключение договора

Морозов Сергей Юрьевич, заведующий кафедрой гражданского права и процесса юридического факультета Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

В статье исследуется правовая природа опционного договора, освещаются отдельные проблемы, связанные с применением опциона на практике. По мнению автора, безотзывная оферта является предложением заключить договор на основании опциона. Выводы, содержащиеся в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: опционный договор, заключение договора, бронирование, покупка прав.

Purchasing the rights to conclusion of contract

S.Yu. Morozov

Key words: option contract, conclusion of contract, booking, acquisition of rights.

Относительно недавно на сайте Высшего Арбитражного Суда РФ <1> размещен проект изменений в первую часть Гражданского кодекса РФ (далее — проект), в котором воплотились многие положения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации <2> (далее — Концепция). Следует обратить внимание на то, что в проекте появились интересные новеллы, которые не были отражены в Концепции, а потому не являлись предметом широкого обсуждения юридической общественностью. В частности, предлагается ввести в общей части обязательственного права новую правовую конструкцию — опционный договор. В этой связи возникают отдельные вопросы относительно его правовой природы, и прежде всего о предмете договора, ответы на которые могут быть неоднозначными, что может негативно сказаться на правоприменительной практике. Обозначим основные из них.

<1> URL: www.arbitr.ru; www.privlaw.ru.
<2> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2009. 160 с.

Итак, в соответствии с предлагаемым определением опционного договора (опциона) одна из его сторон посредством безотзывной оферты предоставляет другой стороне за плату или иное встречное предоставление безусловное право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом.

Причем в течение всего срока действия опциона другая сторона вправе по своему усмотрению заключить договор путем акцепта такой оферты. Понятие «опцион» (от англ. — option — выбор, право выбора, аналогично — фр. — option — выбор) получило широкое распространение на рынке производных финансовых инструментов (деривативов).

На практике различаются три вида опционов: поставочный опционный договор, расчетный опционный договор, опционный договор на заключение срочной сделки. Как видно из приведенного определения, предлагается закрепить в Гражданском кодексе опционный договор только в третьем его значении, оставив без внимания расчетный и поставочный опционы. Почему применен такой избирательный подход? Этот вопрос пока остается без ответа.

Смысл любого опциона заключается в том, что у его держателя всегда есть право выбора исполнить либо отказаться от исполнения опционного договора. Например, в морском праве фрахтователь может оставить за собой право выбора (опцион): в определенных границах выбрать груз, который должен быть перевезен, либо право выбора в последующем одного или нескольких портов погрузки в определенных договором фрахтования пределах (географический опцион) <3>. Очевидно, что морской опцион связан не с заключением, а с исполнением договора фрахтования, а потому не охватывается предметом опционного договора, сформулированного в проекте первой части ГК РФ. При таком подходе мы получаем множество опционных договоров, применяемых на практике, которые, с точки зрения разработчиков предложений по совершенствованию ГК РФ, опционными не являются. Не принимаются во внимание Международные правила толкования торговых терминов «Инкотермс 2000» касательно выбора покупателем места отгрузки, а продавцом пункта в месте доставки товара <4>.

<3> Комментарий к Кодексу торгового мореплавания Российской Федерации / Под ред. Г.Г. Иванова. М.: Спарк, 2000. С. 193, 205.
<4> См.: Комментарий к Международным правилам толкования торговых терминов «Инкотермс-2000» / Под ред. Л.Н. Галенской // Система «Гарант», 2007.

В юридической литературе предлагается признать опционный договор на заключение срочной сделки возмездным, односторонним предварительным договором <5>. Не вдаваясь в дискуссию по поводу возможности существования односторонних предварительных договоров, остановимся на признаке возмездности, который пытаются им «приписать». П.А. Меньшенин полагает, что в одностороннем предварительном договоре сторона, предоставляющая другой стороне право требовать заключения основного договора, вправе рассчитывать на вознаграждение <6>. Таким образом, наряду с организационными предварительными договорами <7> предлагается признать имущественные предварительные договоры.

<5> См.: Меньшенин П.А. Опционный договор на заключение срочной сделки // Право и экономика. 2008. N 5.
<6> Там же.
<7> По организационному договору стороны обязуются выполнить определенные договором совместные действия, направленные на возникновение иного гражданско-правового обязательства между теми же либо иными лицами и (или) на его исполнение в соответствии с условиями организационного договора.

На наш взгляд, согласиться с подобной позицией нельзя. Для того чтобы признать договор предварительным, недостаточно одного факта предварения заключения иного гражданско-правового договора. По крайней мере следует учитывать правовую природу регулируемых договором отношений. Из предварительного договора всегда возникают организационные правоотношения, которые именуются так потому, что их объектом является организованность иных гражданско-правовых обязательственных отношений. Причем организационные правоотношения могут быть только неимущественными. Из опционного договора возникают отношения имущественного характера.

Нельзя не отметить, что разработчики проекта изменений в Общую часть ГК РФ поставили опционный договор в один ряд с предварительным и рамочным договорами. Об этом свидетельствует и нумерация статей (предварительный договор — ст. 429 ГК РФ, рамочный договор — ст. 429.1 ГК РФ, опционный договор — ст. 429.2), и то обстоятельство, что многие правила об опционном договоре повторяют положения о предварительном договоре, в частности правила о необходимости: 1) заключения договора в течение одного года; 2) согласования всех существенных условий договора, подлежащего заключению; 3) соблюдения формы для договора, подлежащего заключению. Является ли такой подход обоснованным? Думается, что нет.

Возмездность отношений, регулируемых опционным договором, свидетельствует о том, что право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом, является имущественным. Ведь неимущественное право, вероятно, можно оценить, но нельзя приобрести за определенную цену. Здесь же применительно к опционному договору речь определенно идет о встречном денежном или ином предоставлении. Согласно п. 4 ст. 454 ГК РФ общие положения о купле-продаже применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания и характера этих прав. Представляется, что по опционному договору одна сторона (продавец) обязуется передать имущественное право заключить договор на условиях, предусмотренных опционом, в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется уплатить за полученное право определенную денежную сумму. Если предварительный договор является таковым по отношению к основному (имущественному) договору, то опционный договор сам является имущественным и его, по аналогии, можно было бы назвать основным. Однако применительно к опциону разработчики поправок в проект ГК РФ избегают термина «основной», что подчеркивает различия в предварительном и опционном договоре.

Из опционного договора возникает обязанность одной стороны передать другой стороне право, а у другой стороны — обязанность уплатить за приобретаемое право определенную цену.

Иными словами, покупается право на акцепт. Для примера приведем распоряжение Мэра Москвы от 30 октября 1997 г. N 45-РМ «О предоставлении опциона на приобретение права заключения договора аренды земельного участка N 9 Московского международного делового центра «Москва-Сити» и об установлении величины выкупа» <8>. В названном распоряжении предмет опционного договора обозначен следующим образом: Правительство продает, а корпорация «ИТОЧУ» (Япония) покупает право на приобретение права заключения договора аренды земли (право аренды) сроком на 49 лет. Следует обратить внимание, что в данном случае продается право на право. Это вполне согласуется с п. 6 ст. 429.2 проекта ГК РФ, согласно которому права по опционному договору могут быть уступлены другому лицу, если иное не предусмотрено опционным договором или не вытекает из его существа. Таким образом, создается вполне легальная платформа для «торговли» договорами, не обеспеченными реальным товаром. Почему-то сразу вспоминается мировой финансовый кризис, причиной которого стала торговля деривативами.

<8> Информационно-справочная система «Гарант».

Итак, акцепт теперь у нас, по сути, становится товаром. Вероятно, когда-нибудь дождемся момента, когда начнут продавать оферту либо право на выдачу доверенности и т.п. Пока представляется достаточно трудным объяснить, почему право акцепта, возникающее из предварительного договора, является неимущественным, а аналогичное право, возникающее из опционного договора, становится имущественным. Практическая целесообразность — это замечательно. Хорошо бы еще, однако, чтобы было приведено научное обоснование нововведениям с позиций отечественной правовой доктрины. Конечно, было бы наивным думать, что те выдающиеся цивилисты, которые входят в состав разработчиков проекта изменений в ГК РФ, предлагают ввести новый гражданско-правовой договор, без всякого научного обоснования. Вместе с тем, на наш взгляд, во избежание ошибок в правоприменительной практике полезным было бы разъяснение разработчиками своей позиции по поводу правовой природы опционного договора.

Хотелось бы также обратить внимание на некоторую непоследовательность при внесении изменений в ГК РФ. В Концепции отмечалось, что в целях более эффективного использования конструкции предварительного договора в ГК следует ограничить круг условий, подлежащих обязательному отражению в предварительном договоре, условием о предмете основного договора и условиями, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение, допустив согласование прочих условий основного договора на этапе его заключения <9>. В принципе эта задумка реализована в проекте ГК РФ. Однако, строя по образу и подобию предварительного договора конструкцию опциона, почему-то приведенные аргументы не нашли своего отражения. В проекте указывается: опционный договор должен содержать существенные условия договора, подлежащего заключению. Через некоторый промежуток времени опять возникнет необходимость сузить круг существенных условий в целях придания «гибкости» опционному договору. Может быть, не стоит дожидаться момента, когда возникнут проблемы?

<9> См.: Концепция развития гражданского законодательства Российской Федерации / Вступ. ст. А.Л. Маковского. М.: Статут, 2009. 122 с.

В том варианте, в котором опционный договор сформулирован сейчас, он вполне пригоден для оформления отношений по бронированию.

В самом деле, лицо, забронировавшее, например, место в самолете, приобретает за плату право на свой выбор либо заключить договор перевозки пассажира, либо отказаться от него. При этом перевозчик не вправе до определенного времени заключить договор на данных условиях с другим пассажиром. Аналогичная ситуация складывается и при бронировании помещений, например, в гостиницах. Ранее в литературе бронирование квалифицировалось как оказание услуг. Так, услуги по бронированию, равно как и предварительную продажу билетов по договору перевозки пассажиров, М.А. Тарасов предлагает отнести к числу вспомогательных транспортных операций, которые составляют существо исполнения обязательств по бытовым услугам <10>. Однако, как справедливо отмечает В.В. Витрянский, «ни одна из статей ГК РФ, использующих понятие «услуга», не имеет в виду сделать это в отрыве от действия, сводя все именно к «льготам и преимуществам» <11>. Бронирование же представляет собой не действие, а право на заключение договора.

<10> См.: Тарасов М.А. Транспортное право. Ростов: Издательство Ростовского университета, 1968. С. 209.
<11> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга 3: Договоры о выполнении работ и оказании услуг. М.: Статут, 2002. С. 203.

В линейном судоходстве соглашение о бронировании места для груза в целях его последующей перевозки оформляется букинг-нотом, который предоставляет отправителю право выбора заключать договор морской перевозки грузов на заранее оговоренных условиях или нет. В.В. Витрянский отмечает, что «букинговый договор, предметом которого является лишь бронирование места на судне с последующей перевозкой груза, не может признаваться договором морской перевозки груза по коносаменту, поскольку он при отсутствии оформленного коносамента еще не порождает непосредственную обязанность перевозчика доставить соответствующий груз в порт назначения и выдать его получателю, каковым должен быть держатель коносамента… Из букингового договора следует лишь обязанность перевозчика заключить договор перевозки груза по коносаменту, в отношении которого забронировано место на судне» <12>. В этом смысле букинговый договор можно рассматривать как разновидность опционного договора. Однако при этом получается, что традиционно применяемый на практике морской опцион не является опционным договором, а букинг-нот является, хотя никогда не рассматривался в качестве опциона. При таком подходе путаницы не избежать.

<12> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 4. С. 417.

Стоит также обратить внимание на некоторую неопределенность, связанную с определением момента заключения опционного договора. Очевидно, что безотзывная оферта является предложением заключить договор на основании опциона. Что же следует рассматривать в качестве предложения заключить опционный договор? С какого момента возникает право опциона у покупателя? Полагаем, что безотзывная оферта не является одновременно предложением заключить опционный договор и может являться лишь приложением к опциону. Акцепт может быть совершен в письменном виде либо посредством совершения конклюдентных действий.

Резюмируя сказанное, на наш взгляд, следует предложить:

  1. расширить предмет опционного договора;
  2. сузить круг его существенных условий;
  3. более точно определить место опциона в системе гражданско-правовых обязательств, исходя из природы регулируемых им отношений.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *