Меню

Недобросовестное поведение

0 комментариев

3 июня Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС18-26429 по делу о банкротстве гражданина, которого нижестоящие суды отказались освобождать от обязательств перед банками, предоставившими ему ранее кредиты.

Обстоятельства дела

В 2012–2015 гг. Сергей Киреев получал многочисленные кредиты у различных банков. Впоследствии гражданин обратился в суд с заявлением о признании его банкротом, поскольку размер его ежемесячного платежа по всем кредитам составлял 120 тыс. руб. при его ежемесячном доходе в 74 тыс. руб.

В реестр требований кредиторов должника были включены требования в размере свыше 4 млн руб. (в указанную сумму вошли основной размер долга и начисленная на него неустойка). В ходе процедуры реализации имущества собрание кредиторов приняло решение о заключении мирового соглашения для реструктуризации задолженности на предложенных Сбербанком условиях. Согласно им задолженность погашается в течение 10 лет с установлением минимальной процентной ставки и ежемесячными аннуитетными платежами в размере 45 тыс. руб. Должник от заключения мирового соглашения отказался со ссылкой на его невыгодные условия.

Финансовый управляющий имуществом должника обратился в суд с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества должника. Арбитражный суд завершил процедуру без применения правил об освобождении его от обязательств. Апелляция и кассация поддержали решение суда первой инстанции.

Отказывая в применении правил об освобождении должника от исполнения обязательств, суды указали на его недобросовестное поведение, выразившееся в последовательном наращивании задолженности перед кредиторами. Суды сочли, что гражданин увеличил суммы заведомо неисполнимых кредитных обязательств в период 2012–2015 гг. при отсутствии необходимого уровня доходов, а также необоснованно отказался от заключения мирового соглашения. Свою позицию они обосновали ссылками на ст. 213.28 Закона о банкротстве и разъяснения Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г. № 45 о некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан.

Со ссылкой на существенные нарушения норм права Сергей Киреев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, Судебная коллегия по экономическим спорам которого, изучив обстоятельства дела № А41-20557/2016, пришла к выводу о ее обоснованности.

Выводы Верховного Суда

Высшая судебная инстанция напомнила, что основной задачей института потребительского банкротства является социальная реабилитация гражданина – предоставление ему возможности заново выстроить экономические отношения, законно избавившись от необходимости отвечать по старым обязательствам, что в определенной степени ущемляет права кредиторов должника. В связи с этим к гражданину-должнику предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Со ссылкой на п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве ВС РФ отметил, что освобождение гражданина от обязательств не допускается, если при возникновении или исполнении обязательств перед кредиторами он действовал недобросовестно (в частности, осуществлял действия по сокрытию своего имущества, воспрепятствованию деятельности арбитражного управляющего). В то же время Суд пояснил, что принятие на себя непосильных долговых обязательств из-за необъективной оценки собственных финансовых возможностей и жизненных обстоятельств не может являться основанием для неосвобождения от долгов.

«В отличие от недобросовестности, неразумность поведения физического лица сама по себе таким препятствием не является. В рассматриваемом случае анализ финансового состояния должника признаков преднамеренного и фиктивного банкротства не выявил. Сокрытие или уничтожение принадлежащего должнику имущества, равно как сообщение им недостоверных сведений финансовому управляющему также не установлено. Вместе с тем суды отметили принятие должником на себя заведомо неисполнимых обязательств по кредитам Банка ВТБ в 2015 г. при наличии иных неисполненных кредитных обязательств с 2012 г. на значительные суммы», – указано в определении.

При этом Верховный Суд отметил, что Сергей Киреев при получении кредитов предоставлял банкам полные и достоверные сведения о своем финансовом состоянии, имел в данный период времени стабильный и достаточный для своевременного возврата кредитных средств доход, осуществлял платежи в установленный срок. Прекращение расчетов с кредиторами за три месяца до возбуждения дела о банкротстве вызвано объективными причинами – снижением оклада более чем на 30%.

Кроме того, Суд подчеркнул, что банки, являясь профессиональными участниками кредитного рынка, имеют широкие возможности для оценки кредитоспособности гражданина, в том числе путем разработки стандартных форм кредитных анкет-заявок, заполняемых их потенциальным заемщиком на стадии обращения в банк. Одновременно банки вправе запрашивать информацию о кредитной истории клиента в соответствующих бюро на основании Закона о кредитных историях. При положительном решении о выдаче кредита, основанном на достоверной информации гражданина, последующая ссылка банка на неразумные действия заемщика, взявшего на себя чрезмерные обязательства в отсутствие соответствующего источника погашения кредита, не может быть принята во внимание для целей применения положений п. 4 ст. 213.28 Закона о банкротстве.

В связи с этим ВС отметил, что последовательное наращивание гражданином кредиторской задолженности путем получения денег в различных банках может быть квалифицировано как его недобросовестное поведение, влекущее отказ в освобождении гражданина от обязательств, лишь в отдельных случаях. К таковым относятся сокрытие физлицом необходимых сведений (размер дохода, место работы, кредитные обязательства в других кредитных организациях) или предоставление заведомо недостоверной информации.

Как указал Суд, в рассматриваемом деле суды не проверили доводы о представлении должником недостоверных сведений при обращении за получением кредитов: «В материалах дела содержится анкета-заявление от 30 сентября 2015 г. на получение Сергеем Киреевым кредитного продукта, в которой сведения о наличии обязательств последнего в других кредитных учреждениях не отражены. Данный документ в совокупности с иными доказательствами оценки судов также не получил».

При этом Верховный Суд пояснил, почему отказ должника от заключения мирового соглашения на предложенных в нем условиях не может расцениваться как злоупотребление правом. В рассматриваемом случае остаток денежных средств после предусмотренного мировым соглашением ежемесячного платежа был меньше установленной в рамках дела о банкротстве суммы, необходимой для достойного проживания должника и его семьи.

В связи с этим Верховный Суд своим определением отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Эксперты «АГ» проанализировали позицию Суда

Руководитель группы по банкротству «Качкин и Партнеры» Александра Улезко полагает, что в рассматриваемом ВС РФ деле поднимается актуальный на сегодняшний день вопрос о том, что должны проверять банки при заключении сделок со своими контрагентами.

«Кредитная организация в силу распространяющихся на нее специальных правил обязана тщательно изучить финансовое состояние заемщика. Это предусмотрено, например, Положением о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности (утв. Банком России 28 июня 2017 г. № 590-П). Однако за рамки осмотрительности банка выходит ситуация, когда заемщик умышленно предоставляет недостоверные сведения о своем финансовом состоянии, при этом у банка отсутствует возможность проверить такие данные. Именно в этом высшая судебная инстанция предлагает разобраться нижестоящим судам в комментируемом определении», – пояснила эксперт.

Александра Улезко подчеркнула важность разграничения ВС РФ неразумных и недобросовестных действий гражданина. По ее мнению, сложность состоит в том, что при новом рассмотрении должен быть выработан подход к тому, до какой степени банк должен проверять своего контрагента. «С одной стороны, суд указывает, что должник не предоставил сведения о наличии обязательств в других кредитных учреждениях. С другой стороны, данная информация должна была содержаться в кредитной истории заемщика, и банк мог ее запросить», – пояснила она.

По словам эксперта, изложенная в данном споре позиция продолжает доводы, приведенные высшей судебной инстанцией в деле АО «Национальный банк «Траст» (Определение ВС РФ от 5 марта 2019 г. № 305-ЭС18-15540, о котором ранее писала «АГ»). «Тогда Верховный Суд РФ указал, что при разрешении требований банка о взыскании убытков с учредителей и руководителей компании, получившей и не вернувшей кредит, суду надлежит проверить, являлись ли осмотрительными действия самого истца при выдаче кредита и осуществлении им экспертизы сведений, представленных ответчиками. При новом рассмотрении дела арбитражный суд полностью отказал в удовлетворении иска банка к руководителям должника», – отметила адвокат.

«Вызывают вопросы выводы ВС РФ о том, что отказ должника от заключения мирового соглашения, предложенного банком, не может расцениваться как злоупотребление правом, поскольку сумма, которая оставалась бы после выплаты ежемесячного платежа, была бы меньше 30 тыс. руб., установленных должнику для достойного проживания. Как следует из судебных актов нижестоящих судов, если бы мировое соглашение было заключено на предложенных банком условиях, из дохода должника у него бы оставалось 28 тыс. руб. Соответственно, должник мог бы проявить добросовестность и предложить банку свой вариант мирового соглашения. Впрочем, банк может вновь предложить должнику заключить мировое соглашение с учетом выводов ВС РФ, изложенных в определении. Вероятно, в этом случае отказ должника от заключения такого соглашения уже может быть воспринят судом как злоупотребление правом», – добавила Александра Улезко.

В свою очередь юрист юридического бюро «Байбуз и партнеры» Иван Хорев считает, что определение Верховного Суда является положительным не только для конкретно взятого должника, но и для судебной практики в целом. «Дело в том, что Законом о банкротстве на сегодняшний день установлен закрытый перечень обстоятельств, при наличии которых должник не может быть освобожден от обязательств (ст. 213.28 указанного Закона). В этой статье речь идет в основном о злостных нарушениях должника, совершенных либо до банкротства в отношении конкретных кредиторов, либо во время банкротства (неправомерные действия при банкротстве)», – пояснил эксперт.

Иван Хорев отметил, что в рассматриваемой ситуации действия должника были определены судом не как недобросовестные, а как неразумные. По мнению юриста, критерии такой «разумности» в поведении физлица, не являющегося исполнительным органом или иным управленцем юрлица, до настоящего времени ни Законом о банкротстве, ни иными федеральными законами до конца не выработаны, в отличие, например, от критериев «добросовестного поведения».

«Более того, в рассматриваемом случае Суд провел грань между неразумным и недобросовестным поведением, которые нижестоящие суды зачастую рассматривают как единое целое. Таким образом, подобные судебные акты Верховного Суда на уровне правоприменительной практики являются своеобразной настройкой для оценки судами действий должников и их негативных последствий при рассмотрении вопроса об освобождении гражданина от долгов в рамках банкротства», – полагает эксперт.

Статья 113 ГПК РФ. Судебные извещения и вызовы

Новая редакция Ст. 113 ГПК РФ

1. Лица, участвующие в деле, а также свидетели, эксперты, специалисты и переводчики извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

2. Судебная повестка является одной из форм судебных извещений и вызовов. Лица, участвующие в деле, извещаются судебными повестками о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий. Вместе с извещением в форме судебной повестки или заказного письма лицу, участвующему в деле, направляются копии процессуальных документов. Судебными повестками осуществляется также вызов в суд свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков.

2.1. Органы государственной власти, органы местного самоуправления, иные органы и организации, являющиеся сторонами и другими участниками процесса, могут извещаться судом о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий лишь посредством размещения соответствующей информации на официальном сайте суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в указанный в части третьей настоящей статьи срок, если суд располагает доказательствами того, что указанные лица надлежащим образом извещены о времени и месте первого судебного заседания. Такие лица, получившие первое судебное извещение по рассматриваемому делу, самостоятельно предпринимают меры по получению дальнейшей информации о движении дела с использованием любых источников такой информации и любых средств связи.

Лица, указанные в абзаце первом настоящей части, несут риск наступления неблагоприятных последствий в результате непринятия ими мер по получению информации о движении дела, если суд располагает сведениями о том, что данные лица надлежащим образом извещены о начавшемся процессе, за исключением случаев, когда меры по получению информации не могли быть приняты ими в силу чрезвычайных и непредотвратимых обстоятельств.

При отсутствии технической возможности у органов местного самоуправления, иных органов и организаций они вправе заявить ходатайство о направлении им судебных извещений и вызовов без использования информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

3. Лицам, участвующим в деле, судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы указанные лица имели достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд.

4. Судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. В случае, если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы.

5. Судебное извещение, адресованное организации, направляется по месту ее нахождения.

Судебное извещение, адресованное организации, может быть направлено по месту нахождения ее представительства или филиала, если они указаны в учредительных документах.

6. Предусмотренные настоящей статьей формы судебных извещений и вызовов применяются и по отношению к иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам, если иной порядок не установлен международным договором Российской Федерации.

7. В целях информирования участников процесса о движении дела при наличии технической возможности информация о принятии искового заявления или заявления к производству, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия размещается судом на официальном сайте соответствующего суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в указанный в части третьей настоящей статьи срок, а по делам с сокращенными сроками рассмотрения — не позднее чем за три дня до начала судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия.

Комментарий к Статье 113 ГПК РФ

1. Осведомленность лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания или совершении отдельного процессуального действия, связанного с производством по гражданскому делу, является гарантией равных процессуальных возможностей указанных лиц при отстаивании своих субъективных прав и законных интересов в условиях состязательного гражданского процесса (п. 3 ст. 123 Конституции, ч. 1 ст. 12 ГПК РФ). Ни одно гражданское дело не должно рассматриваться без обязательного предварительного извещения лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания (ст. 155 ГПК РФ).

В случае неявки в судебное заседание кого-либо из лиц, участвующих в деле, в отношении которых отсутствуют сведения об их извещении, разбирательство дела откладывается (ч. 2 ст. 167 ГПК РФ).

Рассмотрение дела без надлежащего извещения указанных участников процесса является безусловным основанием для отмены вынесенного по делу судебного постановления независимо от доводов жалобы или представления в апелляционном порядке (статья 330 Гражданского процессуального кодекса России). Аналогичные последствия влечет невыполнение требований ст. 113 ГПК РФ при пересмотре судебных постановлений в кассационном порядке (ст. 387 ГПК РФ).

В отличие от положений ст. 106 ГПК РФ РСФСР 1964 г., ГПК РФ не возлагает на суд обязанность извещать о времени и месте судебного заседания или о совершении отдельного процессуального действия судебных представителей, процессуальное положение которых регламентируется нормами гл. 5 ГПК. Предполагается, что последние должны извещаться самими лицами, участвующими в деле. Однако данное правило не может распространяться на законных представителей (ст. 52 ГПК РФ), которым судебные извещения и вызовы должны направляться непосредственно, учитывая положения ч. 1 ст. 37 ГПК.

Стороны, третьи лица, другие лица, участвующие в деле, перечень которых содержится в ст. 34 ГПК РФ, должны извещаться о дне судебного заседания и в тех случаях, когда они просили рассмотреть дело в их отсутствие.

2. Извещения и вызовы в суд лиц, участвующих в деле, осуществляются чаще всего с помощью судебных повесток с уведомлением об их вручении, а в случае необходимости срочного вызова, отдаленности места жительства гражданина или места нахождения организации от суда — с помощью телеграмм или телефонограмм, а также с помощью факсимильной или иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование содержания извещения и факта вручения адресату извещения или вызова (кто, когда и какую информацию передал, кто принял извещение).

Так, в Кассационном определении Архангельского областного суда (дело N 33-58/09) было указано следующее. В деле имеется рапорт судебного пристава о том, что ответчики были извещены им о дне судебного разбирательства на 17.11.2008 путем направления SMS-сообщений на их сотовые телефоны. Однако указанное уведомление областным судом было признано ненадлежащим извещением о времени и месте рассмотрения дела, поскольку оно сделано должностным лицом, не уполномоченным судом на совершение этого процессуального действия. Какое-либо зафиксированное поручение суда судебному приставу о вручении судебных повесток или ином извещении, предусмотренном ст. 113 ГПК РФ, лицам, участвующим в деле, в материалах дела отсутствовало. Отсутствовали и доказательства, подтверждающие получение адресатами направленных им SMS-сообщений, а также сведения принадлежности указанных телефонных номеров ответчикам, что свидетельствует о ненадлежащем судебном извещении.

В Кассационном определении СК РФ по гражданским делам Саратовского областного суда от 06.08.2009 в связи с проверкой доводов стороны о ее неизвещении о судебном заседании в районном суде было указано следующее. В материалах дела отсутствуют какие-либо сведения, отвечающие требованиям ст. 113, 115 — 117 ГПК РФ, об извещении М. о времени и месте рассмотрения дела 25.06.2009. Судом первой инстанции 24.06.2007 в адрес М. была направлена телеграмма, однако согласно извещению от 25.06.2009 телеграмма адресату не была вручена, поскольку квартира закрыта, адресат по данному извещению в почтовое отделение не явился. Суд первой инстанции, решая вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие М., пришел к выводу о том, что М. был извещен, и рассмотрел дело в его отсутствие. Между тем такой вывод противоречит материалам дела: вышеуказанное служебное извещение о невручении телеграммы не свидетельствует о надлежащем извещении М. о времени и месте судебного заседания, как не подтверждает оно и факт его отказа от получения извещения. В силу п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ решение суда первой инстанции подлежит отмене независимо от доводов кассационных жалобы или представления в случае, если дело рассмотрено судом в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания. Рассмотрение дела в отсутствие М. нарушило его право на состязательность и равноправие сторон при осуществлении правосудия, закрепленное в п. 3 ст. 123 Конституции и в ст. 12 ГПК РФ, лишило возможности указанную сторону в споре представить доказательства в обоснование своих доводов.

Согласно правовой позиции ЕСПЧ, изложенной в Постановлении от 07.06.2007 «Ларин и Ларина против России», какой бы способ извещения сторон ни был выбран, судебная повестка должна быть вручена лицам под расписку. В любом случае, если сторона не была вызвана в суд в надлежащей форме, судебное заседание должно быть перенесено.

Как предусмотрено п. 2 и 3 Постановления Пленума ВС РФ от 26.06.2008 N 13, в подготовительной части судебного разбирательства надлежит устанавливать, извещены ли не явившиеся лица о времени и месте судебного заседания с соблюдением требований закона о необходимости вручения копий искового заявления ответчику и третьим лицам и извещений всем участвующим в деле лицам в срок, достаточный для своевременной явки в суд и подготовки к делу (ст. 113, 114 ГПК РФ). Этот срок должен определяться в каждом случае с учетом места жительства лиц, участвующих в деле, их осведомленности об обстоятельствах дела, возможности подготовиться к судебному разбирательству, а также сложности дела.

При неявке в суд лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, вопрос о возможности судебного разбирательства дела решается с учетом требований ст. 167 и 233 ГПК.

Отсутствие сторон, условия их вызова в суд и причины их неявки должны быть указаны в судебном постановлении <1>.
———————————
<1> См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 07.09.2010 N 5-В10-52.

Судебными повестками осуществляется вызов в суд свидетелей, экспертов, специалистов и переводчиков. Отсутствие в материалах гражданского дела данных о вызове в суд свидетелей (ч. 2 ст. 69, ч. 1 ст. 70 ГПК РФ), экспертов (ч. 1 ст. 85 ГПК РФ), специалистов (ч. 2 ст. 184, ч. 2 ст. 188 ГПК РФ) и переводчиков также может служить основанием для отложения судебного разбирательства в случае неявки последних (ч. 1 ст. 168 ГПК РФ).

Направление повестки производится не позднее следующего дня после назначения дела к рассмотрению в судебном заседании (ст. 153 ГПК РФ) или определения судьей времени совершения соответствующего процессуального действия, например осмотра письменных либо вещественных доказательств (п. 10 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ).

В соответствии с Инструкцией по судебному делопроизводству в районном суде (утверждена Приказом Судебного департамента при ВС РФ от 29.04.2003 N 36 (в ред. от 24.04.2012)) судебные повестки направляются судом адресатам в соответствии с требованиями Правил оказания услуг почтовой связи, утв. Постановлением Правительства РФ от 15.04.2005 N 221, в заказных письмах с уведомлениями о вручении. Бланк уведомления прикрепляется к письму, на лицевой стороне которого делается отметка «Судебное» (п. 1.3 Приказа ФГУП «Почта России» от 31.08.2005 N 343 «О введении в действие «Особых условий приема, вручения, хранения и возврата почтовых отправлений разряда «Судебное»).

3. Процессуальный закон не устанавливает конкретных сроков, с учетом которых должны направляться извещения и вызовы участникам процесса, ограничиваясь лишь указанием на то, что судебные извещения и вызовы должны быть вручены с таким расчетом, чтобы адресат имел достаточный срок для подготовки к делу и своевременной явки в суд, а корешок судебной повестки или копия иного судебного извещения с распиской адресата об их получении могли вернуться в суд до судебного разбирательства. Следовательно, решение вопроса о необходимом для своевременного извещения времени зависит от места жительства адресата и времени «пробега» почтовой корреспонденции от суда до адресата и обратно, а также времени, необходимого адресату для подготовки к участию в судебном разбирательстве.

Между тем положения п. 35 Правил оказания услуг почтовой связи предусматривают, что информация о невозможности вручения адресату направляемых ему судебных извещений и вызовов до определенного судом срока рассмотрения дела или совершения иного процессуального действия, совершение которых допускается лишь с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, возвращается в суд по истечении месяца и более после направления заказного почтового отправления, т.е. порой за пределами месячного срока, предоставленного законом для разрешения дел мировыми судьями (ч. 1 ст. 154 ГПК РФ). Таким образом, невостребованное своевременно адресатом извещение (почтовое отправление) и неоправданно долгое (за пределами установленного судом срока) несообщение суду об этом операторов почтовой связи фактически парализует судебный процесс, объективно способствует его затягиванию.

Судебная повестка с уведомлением о вручении должна быть вручена адресату (либо совместно проживающим с ним совершеннолетним членам семьи) под роспись в уведомлении по месту нахождения (жительства) адресата в течение двух дней со дня поступления в почтовое отделение с указанием в уведомлении даты и времени вручения.

Повестка, адресованная организации, вручается соответствующему лицу, уполномоченному получать корреспонденцию. При вручении повестки адресату уведомление о вручении повестки возвращается в суд немедленно.

При невозможности вручить повестку адресату указанная повестка немедленно возвращается в суд с информацией о причинах невручения корреспонденции в случаях:

— временного отсутствия адресата. При этом лицо, доставляющее судебную повестку, отмечает в уведомлении, куда и когда выбыл адресат, когда ожидается его возвращение, источник данной информации;

— неизвестности места пребывания адресата. При этом делается отметка в уведомлении с указанием источника информации;

— отказа адресата принять судебную повестку или иное судебное извещение. При этом лицо, доставляющее или вручающее их, делает соответствующую отметку в уведомлении.

4. Лицам, участвующим в деле, извещения направляются по месту жительства или адресу, указанному этими лицами либо их представителями в исковом заявлении, заявлении, ходатайстве. Применительно к месту жительства граждан следует учитывать положения ст. 20 ГК РФ и ст. 3 Закона РФ «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации», согласно которому регистрационный учет граждан производится по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом. Если гражданин по указанному адресу фактически не проживает, допускается направление извещения по месту его работы.

5. Судебное извещение, адресованное организации, направляется по месту ее нахождения, которое определяется с учетом положения ст. 54 ГК РФ и ст. 8 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

В ответе судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ на вопросы судов (утв. Президиумом ВС РФ 24.03.2004) было разъяснено, что согласно ч. 4 и 5 ст. 113 ГПК РФ судебное извещение, адресованное организации как лицу, участвующему в деле, направляется по месту ее нахождения, под которым понимается место ее государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах не установлено иное. Кроме того, судебное извещение, адресованное организации, может направляться по месту нахождения представителя организации, если от организации имеется заявление в суд, в котором указаны сведения о представителе и содержится просьба о направлении всех судебных документов по его адресу.

6. Установленные ст. 113 ГПК РФ формы судебных извещений и вызовов применяются также по отношению к иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам, если иной порядок не установлен международным договором РФ с соответствующим иностранным государством.

Так, например, в соответствии со ст. 6 и 7 Договора между Российской Федерацией и Республикой Индией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским и торговым делам 2000 г. вручение судебных повесток осуществляется в соответствии с законодательством запрашиваемого государства. В случаях, когда судебные повестки составлены не на языке запрашиваемого государства или не снабжены переводом, они вручаются получателю, если он согласен их принять. В случае непринятия судебной повестки вручение считается несостоявшимся.

В запросе о вручении должны быть указаны точный адрес получателя и наименование судебной повестки, подлежащей вручению.

Подтверждение вручения судебных повесток оформляется в соответствии с правилами, действующими на территории запрашиваемого государства. В подтверждение факта вручения должны быть указаны время и место вручения, а также лицо, которому вручена судебная повестка.

Другой комментарий к Ст. 113 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Право человека на справедливое судебное разбирательство обеспечивается надлежащим уведомлением лиц, участвующих в деле, о месте и времени его рассмотрения и разрешения. Обязанность извещать лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания или совершения отдельных процессуальных действий возложена на суд.

При подготовке дела к судебному разбирательству важно правильно определить круг этих лиц, поскольку рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, будет безусловным основанием для отмены судебного акта (п. 2 ч. 2 ст. 364 ГПК).

Термин «надлежащее извещение» означает соблюдение совокупности условий извещения:

1) повестка отправляется в срок, разумно достаточный для подготовки сторон и иных лиц, участвующих в деле, к защите своего интереса, собирания необходимых материалов, явки в суд;

2) адреса, по которым должны доставляться повестки, указываются в заявлении, поданном в суд;

3) фиксируется результат уведомления, что служит подтверждением надлежащего извещения (квитанция об отправлении телеграммы, выписка из журнала телефонограмм, факсограмм и т.д.).

2. Одна из основных форм судебных извещений и вызовов — судебная повестка с обязательным уведомлением о ее вручении.

Извещение о месте и времени судебного заседания или совершения отдельного процессуального действия представляет собой документ установленного образца (см. Инструкцию по судебному делопроизводству в районном суде, утвержденную Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 29 апреля 2003 г. N 36 <1>), в котором должны содержаться:
———————————
<1> Российская газета. 2004. 5 нояб.

— наименование и адрес суда;

— указание времени и места судебного разбирательства;

— наименование адресата — лица, извещаемого или вызываемого в суд;

— указание, в качестве кого извещается или вызывается адресат;

— наименование дела, по которому осуществляются извещение или вызов адресата.

Помимо этого в судебных повестках (иных судебных извещениях), адресованных лицам, участвующим в деле, предлагается представить в суд все имеющиеся у них доказательства по делу, а также указывается на последствия непредставления доказательств и неявки в суд; разъясняется обязанность сообщить суду причины неявки.

Одновременно с судебной повесткой лицам, участвующим в деле, направляются копии процессуальных документов (копия искового заявления — ответчику, копия возражений ответчика при условии их поступления в суд — истцу).

Наряду с повесткой законодатель допускает извещение лиц, участвующих в деле и содействующих правосудию, заказным письмом с уведомлением, телефонограммой, телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки. Важно, чтобы способ извещения позволял вручить извещение участнику процесса и зафиксировать этот факт.

Кроме того, в случае, если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, а в материалах дела есть информация о месте работы истца и ответчика, извещение может быть направлено по месту их работы.

Способ доставки повестки определятся судом индивидуально в каждом конкретном случае.

Под надлежащим извещением, напомним, следует понимать совокупность условий, включающих: оповещение лиц в срок, достаточный для подготовки к началу судебного заседания или проведению отдельного процессуального действия; соблюдение формы и порядка вручения судебного извещения; зафиксированный результат уведомления, дающий безусловные основания полагать, что адресат осведомлен о предстоящих процессуальных мероприятиях.

3. Судебное извещение, адресованное организации, направляется по месту ее нахождения, но может быть отправлено и по месту нахождения ее представительства или филиала, если они указаны в соответствующих учредительных документах.

Формы судебных извещений и вызовов применяются и по отношению к иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам, если иной порядок не установлен международным договором РФ (см. Гаагскую конвенцию по вопросам гражданского процесса от 1 марта 1954 г. <1>; Гаагскую конвенцию о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам от 15 ноября 1965 г. <2>; Минскую конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. <3>).
———————————
<1> Вестник ВАС РФ. 1996. N 12. С. 104 — 112.

1. Добросовестным приобретение может быть только тогда, когда имущество приобретается не непосредственно у собственника, а у лица, которое не имело права отчуждать это имущество. Истребование имущества допускается в случае, если приобретатель не знал и не мог знать об отсутствии права его отчуждать, а имущество выбыло из владения законного владельца помимо его воли. Во всех иных случаях приобретатель признается недобросовестным, что позволяет применять иные меры ответственности. Для того чтобы собственнику в иске было отказано, добросовестный приобретатель должен доказать, что он не знал и не должен был знать о приобретении имущества у третьего лица, которое не вправе было его отчуждать.

2. Собственнику предоставлено право истребовать имущество во всех случаях его безвозмездного приобретения добросовестным владельцем, поскольку такое приобретение не связано с вложением средств и производством иных расходов, в связи с чем права добросовестного приобретателя нарушаются в меньшей степени. Исключение из общего правила составляют:

— деньги;

— ценные бумаги на предъявителя.

Указанные объекты являются средствами расчетов, а соответственно, указывают на возмездный характер сделки. Их достаточно сложно индивидуализировать и доказать факт принадлежности права собственности конкретному лицу. В этой связи ГК РФ исключает возможность истребования указанных объектов от добросовестного приобретателя во всех случаях.

3. Судебная практика:

— Постановление КС РФ от 21.04.2003 N 6-П;

— Постановление Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 8;

— Определение ВАС РФ от 23.06.2014 N ВАС-7481/14 по делу N А07-3972/2013;

— Постановление ФАС Дальневосточного округа от 19.06.2014 N Ф03-2014/2014 по делу N А73-4509/2012;

— Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2014 по делу N А45-20932/2013;

— Постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 03.07.2014 по делу N А19-6821/2011;

— решение Ленинского районного суда г. Махачкалы от 06.02.2014 по делу N 33-1895-14.

1. Если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

2. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

3. Деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя.

Комментарий к Ст. 302 ГК РФ

1. В отличие от добросовестности владения, представляющей собой продолжительный психический процесс, добросовестность приобретения означает, как правило, одномоментную оценку приобретателем своего поведения как не нарушающего чьи-либо права. Впрочем, если совершение сделки по приобретению спорного имущества растянуто во времени (например, когда непосредственному заключению договора предшествуют длительные преддоговорные споры или консультации), на квалификацию приобретения влияет наличие у приобретателя любой информации о сделке, ставшей для него доступной в течение всего указанного периода. Так, покупатель не может быть признан добросовестным приобретателем, если к моменту совершения возмездной сделки в отношении спорного имущества имелись притязания третьих лиц, о которых покупателю было известно, и если эти притязания впоследствии признаны в установленном порядке правомерными (п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ N 8).

Добросовестным считается приобретение, соединенное с отсутствием у приобретателя как достоверных сведений о нелегитимности сделки по отчуждению имущества (не знал), так и оснований сомневаться в ее легитимности, очевидных для всякого нормального участника гражданского оборота исходя из общих представлений о требуемых от него заботливости и осмотрительности и с учетом обстоятельств, в которых совершается сделка (не мог знать). Как недобросовестное может быть квалифицировано приобретение имущества по неоправданно низкой цене или по сделке, совершение которой скрывается от окружающих, либо приобретение имущества, которое заведомо не может принадлежать отчуждателю, и т.д. Обстоятельства неосторожного недобросовестного приобретения для такой его квалификации должны быть в каждом конкретном случае самым подробным образом проанализированы судом с учетом особенностей личности приобретателя, наличия у него специальных навыков и познаний, обстановки, в которой совершалась сделка, и т.д. Если приобретатель — юридическое лицо, то для опровержения подозрений в неосторожной недобросовестности его приобретения практически неприемлемы ссылки на отсутствие специальных юридических познаний, сведений о состоянии рынка и т.п. (исключения могут быть сделаны лишь в отдельных случаях для общественных и религиозных организаций, деятельность которых не связана с постоянным участием в гражданском обороте).

2. Пленум ВАС РФ в п. 24 Постановления N 8 рекомендует судам возлагать бремя доказывания добросовестности приобретения на самого приобретателя. Такая позиция в принципе противоречит сформулированной в п. 3 ст. 10 ГК РФ презумпции добросовестности осуществления участниками гражданских правоотношений своих субъективных прав, однако ее использование продиктовано соображениями практического характера. Приобретатель, противостоящий собственнику в виндикационном процессе, может быть совершенно незнаком собственнику, и сведениями об обстоятельствах совершения им сделки по приобретению спорной вещи последний не располагает; поэтому возложение на собственника обязанности представлять доказательства недобросовестности приобретения парализовало бы рассмотрение большинства виндикационных споров. Во всяком случае, с собственника не должна сниматься обязанность представления суду известных ему сведений об обстоятельствах приобретения истребуемого имущества, а при отсутствии у него таковых — доступных ему доказательств нелегитимности сделки по отчуждению спорной вещи, которые вне зависимости от обстоятельств ее совершения следуют из характеристик самой вещи, сведений о личности ответчика и т.д.

3. Формулируя условия удовлетворения виндикационного иска, законодатель исходит из сопоставления интересов собственника спорной вещи и ее приобретателя. Интересы недобросовестного приобретателя охране не подлежат как достигавшиеся противоправными действиями. При сравнении интересов добросовестного безвозмездного приобретателя и собственника предпочтение отдается последнему, поскольку безвозмездный приобретатель в случае изъятия у него спорной вещи не получает ухудшения своей имущественной сферы по сравнению с ее первоначальным состоянием. В случае добросовестного возмездного приобретения ранее похищенной или утраченной вещи поведение обеих сторон юридически безупречно, и интересам собственника отдается предпочтение в силу того, что его абсолютное право пострадало до того, как имело место последующее приобретение. И только в случае добровольного делегирования собственником правомочия владения вещью другому лицу, которое неправомерно отчуждает вещь, неблагоприятные последствия в виде невозможности виндикации вещи у добросовестного возмездного приобретателя возлагаются на собственника в качестве своеобразной санкции за неосмотрительность в выборе контрагента. По смыслу закона у добросовестного приобретателя в этом случае возникает право собственности на приобретенную вещь.

4. Дискуссионный характер на определенном этапе приобрел вопрос о соотношении виндикационного требования и требования о применении последствий недействительной сделки. В практике арбитражных судов и в особенности судов общей юрисдикции были распространены решения о применении последствий недействительности ряда сделок, совершенных с имуществом, изначально отчужденным по недействительной сделке, и о возврате таким образом спорного имущества отчуждателю даже тогда, когда для этого приходилось изымать имущество у добросовестного возмездного приобретателя. Наибольшую актуальность этот вопрос имел для практики по делам об оспаривании результатов приватизации в сфере арбитражного производства и по спорам о жилых помещениях — в общеюрисдикционной сфере. Высший Арбитражный Суд РФ изложил свою позицию о недопустимости удовлетворения иска о применении последствий недействительности сделки в случаях, когда спорное имущество не подлежит виндикации, в п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ N 8. Верховный Суд РФ эту позицию вполне однозначно не комментировал, в связи с чем ситуация попала в поле зрения Конституционного Суда РФ.

В Постановлении от 21 апреля 2003 г. N 6-П КС РФ констатировал отсутствие противоречия Конституции РФ установленного ст. 167 ГК РФ общего порядка применения последствий недействительности сделок, рассматривая при этом возможность виндикации вещи, перешедшей к третьему лицу после отчуждения ее по недействительной сделке, как специальное последствие недействительности сделки. Если условия для удовлетворения виндикационного требования отсутствуют, общий механизм приведения сторон в первоначальное положение посредством реституции, предполагающий лишение третьего лица возмездно и добросовестно приобретенного имущества, востребован быть не может.

Следует считать, что при определенных обстоятельствах может быть виндицировано у возмездного добросовестного приобретателя имущество, первоначально отчужденное собственником по сделке, если она была совершена под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств, т.е. когда воля на совершение сделки претерпела влияние деформирующих ее факторов, или если сделка была совершена под влиянием насилия, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной; с превышением полномочий органа юридического лица; недееспособными и ограниченно дееспособными субъектами, поскольку во всех этих случаях речь может идти о выбытии спорного имущества из владения собственника помимо его воли.

5. Не подлежат виндикации у добросовестного приобретателя деньги и ценные бумаги на предъявителя, даже если приобретение было безвозмездным. У недобросовестного приобретателя их можно истребовать при наличии каких-либо индивидуализирующих их признаков.

Не может быть истребовано спорное имущество у лица, ставшего его собственником в результате проведения судебным исполнителем торгов, которые не признаны недействительными по иску заинтересованной стороны (п. 22 письма Президиума ВАС РФ N 13).

Официальный сайтВерховного Суда Российской Федерации

Соответствующий проект постановления «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» (текст документа имеется в распоряжении портала ГАРАНТ.РУ) был рассмотрен на очередном заседании Пленума Верховного суда Российской Федерации.

Его разработка обусловлена появлением в системе федеральных судов самостоятельных кассационных судов общей юрисдикции. В связи с началом их действия существенно изменился кассационный порядок пересмотра вступивших в законную силу приговоров, определений и постановлений суда, регламентированный нормами главы 47.1 УПК РФ, что, в свою очередь, потребовало обновления разъяснений в целях обеспечения единообразного применения судами скорректированных норм законодательства.

Как и прежде, ВС РФ очертил круг лиц, имеющих право на обращение в суд кассационной инстанции наряду с перечисленными в ст. 401.2 УПК РФ лицами, и обратил внимание судов на необходимость соответствия кассационных жалоб и представлений требованиям, установленным в ст. 401.4 УПК РФ. Кроме того, он определил порядок инстанционности при кассационном обжаловании решений, вынесенных в порядке исполнения приговора, а также указал, каким образом – самостоятельно или одновременно – проверяются отдельные судебные решения.

При этом Суд выделил два порядка производства в суде кассационной инстанции:

  • сплошная кассация (с назначением судебного заседания суда кассационной инстанции без предварительного решения судьи о передаче кассационных жалобы, представления для их рассмотрения в судебном заседании);
  • выборочная кассация (с предварительным решением судьи о передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции).

Конкретизированы случаи применения и особенности процедуры рассмотрения дел в рамках каждого из указанных порядков. Отдельные разъяснения касаются правил отзыва кассационных жалобы или представления, их пересмотра, последствий пропуска годичного срока при обжаловании судебного решения, при котором допускается поворот к худшему, особенностей подготовки судьи кассационной инстанции к судебному заседанию и самого разбирательства в суде кассационной инстанции и т. д. При этом перечисляются процессуальные действия по подготовке судебного заседания суда кассационной инстанции, относящиеся к компетенции судьи суда первой инстанции.

Дополнительные указания даны судам в части проверки законности обжалуемого судебного решения, которая осуществляется по доводам кассационных жалобы, представления. «В ходе судебного разбирательства в порядке сплошной и выборочной кассации суд вправе выйти за пределы доводов жалобы и представления как относительно лица, в отношении которого ставится вопрос о пересмотре судебного решения, так и в отношении других осужденных по тому же уголовному делу, в ревизионном порядке», – отмечается в проекте постановления. Однако оговорено, что в любом случае выход за пределы доводов жалобы и представления допускается лишь в сторону улучшения положения лица, в отношении которого ведется кассационное производство по делу.

Что касается установленного ст. 401.17 УПК РФ запрета на внесение повторных кассационных жалобы или представления, то, по мнению ВС РФ, норма этой статьи не может рассматриваться в качестве основания, препятствующего выявлению и устранению ошибок, свидетельствующих о неправосудности принятого судом решения. Поэтому, если из повторных кассационных жалобы, представления, поданных в порядке выборочной кассации, усматриваются основания для отмены или изменения судебного решения, то такие жалоба, представление подлежат рассмотрению в установленном порядке. В иных же случаях они должны возвращаться субъекту обжалования без рассмотрения.

Проект постановления решено доработать с учетом высказанных в ходе пленарного заседания замечаний и предложений. Когда документ будет принят, содержащиеся в нем разъяснения суды должны будут учитывать при пересмотре решений судов с даты начала деятельности кассационных судов общей юрисдикции (кассационного военного суда). При этом утратит силу выпущенное ранее постановление Пленума ВС РФ от 28 января 2014 г. № 2 «О применении норм главы 471 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *