Меню

Существенное изменение обстоятельств

0 комментариев

Глава 2. Изменение условий трудового договора

Трудовой кодекс РФ называет перечень оснований, изменяющих трудовое правоотношение (гл. 12). Одним из оснований является согласно ст. 72 ТК РФ перевод работника на другую постоянную работу.

Перевод на другую постоянную работу в той же организации по инициативе работодателя, т.е. изменение трудовой функции или изменение существенных условий трудового договора, а также перевод на постоянную работу в другую организацию либо в другую местность вместе с организацией допускается только с письменного согласия работника.

В данном случае мы сталкиваемся с совокупностью юридических фактов, которые представляют собой сложный юридический состав, влекущий изменение трудового правоотношения.

Во-первых, есть воля (инициатива) работодателя, она направлена на изменение трудового правоотношения с работником путем его перевода на другую работу.

Во-вторых, для такого перевода предварительно необходимо получить письменное согласие работника, которое представляет собой юридический факт, подтверждающий волеизъявление работника.

Хотя, рассматривая данный состав, можно согласиться с мнением Ю.П. Орловского, который считает, что, даже если перевод на другую постоянную работу в той же организации осуществляется без письменного согласия работника, но он приступил к выполнению другой работы, такой перевод может считаться законным. Однако выполнение работником другой работы не освобождает работодателя от обязанности получить от работника письменное подтверждение такого согласия на перевод <13>.

<13> Орловский Ю.П. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации. М.: ИНФРА-М, 2004.

Если проанализировать ст. 72 ТК РФ, которая говорит о том, что перевод на другую постоянную работу в той же организации по инициативе работодателя, т.е. изменение трудовой функции или изменение существенных условий трудового договора, допускается только с письменного согласия работника, то можно сделать вывод о том, что письменное согласие работника на перевод должно быть обязательно предварительным, т.е. предшествовать изменению трудового правоотношения.

Таким образом, основаниями изменения трудового отношения могут быть:

1) перевод работника на другую работу;

2) изменение существенных условий труда, перечисленных в ст. 57 ТК.

К ним относятся место работы, дата начала работы, наименование должности, специальности, профессии, права и обязанности, условия труда, режим труда и отдыха, условия оплаты труда, виды и условия социального страхования.

Основанием изменения и прекращения трудового правоотношения являются юридические акты, которые бывают, как правило, двухсторонними, но закон в определенных случаях допускает изменение трудового правоотношения в одностороннем порядке по инициативе работодателя (например, временный перевод на другую работу, в случае изменения определенных сторонами условий трудового договора по причинам, связанным с изменением организационных или технологических условий труда).

В зависимости о того, кто проявил инициативу относительно прекращения трудового правоотношения, предусмотрены соответствующие основания прекращения этого правоотношения:

а) соглашение сторон (обоюдная воля сторон);

б) волеизъявление одной из сторон: инициатива работника или работодателя;

в) обстоятельства, не зависящие от воли сторон.

В соответствии со ст. 60 и ст. 72.1 ТК РФ работодатель не вправе требовать от работника выполнения работы, не обусловленной трудовым договором, кроме случаев, предусмотренных ТК и иными федеральными законами, а также переводить работника на другую работу (постоянную или временную) без его письменного согласия, за исключением случаев, предусмотренных ч. 2 и ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ.

Переводом на другую работу следует считать постоянное или временное изменение трудовой функции работника и (или) структурного подразделения, в котором работает работник (если структурное подразделение было указано в трудовом договоре), при продолжении работы у того же работодателя, а также перевод на работу в другую местность вместе с работодателем (ч. 1 ст. 72.1 ТК РФ).

Под структурными подразделениями следует понимать как филиалы, представительства, так и отделы, цеха, участки и т.д., а под другой местностью — местность за пределами административно-территориальных границ соответствующего населенного пункта.

При применении ч. 2 и ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ, допускающих временный перевод работника на другую работу без его согласия, следует иметь в виду, что обязанность доказать наличие обстоятельств, с которыми закон связывает возможность такого перевода, возлагается на работодателя.

Необходимо учитывать, что в соответствии с ч. 1 и ч. 4 ст. 72.1, ч. 1 ст. 72.2 ТК РФ работник может быть временно переведен на другую работу лишь у того же работодателя, с которым он состоит в трудовых отношениях, и работа не должна быть противопоказана ему по состоянию здоровья.

Если при переводе на другую работу в случае простоя, необходимости предотвращения уничтожения или порчи имущества либо замещения временно отсутствующего работника работник должен будет выполнять работу более низкой квалификации, то такой перевод в силу ч. 3 ст. 72.2 ТК РФ возможен лишь с письменного согласия работника.

Отказ от выполнения работы при переводе, совершенном с соблюдением закона, признается нарушением трудовой дисциплины, а невыход на работу — прогулом.

При этом следует учитывать, что в силу абз. 5 ч. 1 ст. 219, ч. 7 ст. 220 ТК РФ работник не может быть подвергнут дисциплинарному взысканию за отказ от выполнения работ в случае возникновения опасности для его жизни и здоровья вследствие нарушения требований охраны труда, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами, до устранения такой опасности либо от выполнения тяжелых работ и работ с вредными и (или) опасными условиями труда, не предусмотренных трудовым договором. Поскольку ТК РФ не содержит норм, запрещающих работнику воспользоваться названным правом и тогда, когда выполнение таких работ вызвано переводом по основаниям, указанным в ст. 72.2 ТК РФ, отказ работника от временного перевода на другую работу в порядке ст. 72.2 ТК РФ по указанным выше причинам является обоснованным.

В соответствии со ст. 78 ТК РФ при достижении договоренности между работником и работодателем трудовой договор, заключенный на неопределенный срок, или срочный трудовой договор может быть расторгнут в любое время в срок, определенный сторонами. Аннулирование договоренности относительно срока и основания увольнения возможно лишь при взаимном согласии работодателя и работника.

Исходя из ст. 56 ГПК РФ работодатель обязан, в частности, представить доказательства, подтверждающие, что изменение определенных сторонами условий трудового договора явилось следствием изменений организационных или технологических условий труда, например изменений в технике и технологии производства, совершенствования рабочих мест на основе их аттестации, структурной реорганизации производства, и не ухудшало положения работника по сравнению с условиями коллективного договора, соглашения. При отсутствии таких доказательств прекращение трудового договора по п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ или изменение определенных сторонами условий трудового договора не может быть признано законным.

Нередки случаи увольнения ввиду изменений условий, и в то же время количество исков о восстановлении на работе также растет. Например, удовлетворяя требования о восстановлении на работе Л-ной, уволенной с работы в связи с отказом от продолжения работы вследствие изменения условий трудового договора, суд исходил из того, что ответчиком была нарушена процедура увольнения, что выразилось в неуведомлении работника об изменениях определенных сторонами условий трудового договора, о причинах, вызвавших необходимость таких изменений.

Вместе с тем, как следует из решения, факт структурной реорганизации в учебном заведении судом был установлен. В связи с этим были внесены соответствующие изменения в штатное расписание учреждения, что, в свою очередь, привело к необходимости для работодателя произвести мероприятия, предусмотренные положениями ст. 74 ТК РФ. При этом работники были письменно уведомлены о предстоящих изменениях. Оценка содержания указанного письменного уведомления позволяет сделать вывод, что работники были поставлены в известность о том, какие определенные сторонами условия трудовых договоров будут изменены (изменение структурного подразделения) и каковы причины таких изменений (улучшение финансового положения учебного заведения, рационализация его штатной структуры).

Суд не учел, что проверка обоснованности проведения организационных и структурных изменений, их экономическая целесообразность не могут являться предметом судебной оценки, поскольку иное означало бы вмешательство суда во внутреннюю деятельность хозяйствующего субъекта, что на законе не основано. Предметом судебной оценки могут быть действия работодателя с точки зрения соответствия их требованиям действующего законодательства. В данном случае суд должен был установить, имели ли место изменения в штатном расписании, в организации труда, каковы причины таких изменений и выполнены ли работодателем все необходимые действия, гарантирующие права работника при проведении указанных изменений в организации труда.

Однако суд, признавая увольнение истицы по п. 7 ст. 77 ТК РФ незаконным, сделал вывод о том, что произведенные работодателем изменения в штатном расписании являются необоснованными. При этом суд исходил из того, что работодатель для подтверждения своей позиции о законности произведенного увольнения должен представить доказательства экономической либо технологической обоснованности произведенных изменений штатного расписания. Такая позиция суда не основана на законе <14>.

<14> Архив Пермского краевого суда за 2008 г.

Несущественные изменения

Несущественные изменения

Несмотря на большое количество положительной (для потерпевшей стороны) судебной практики, суды зачастую отказывают признавать изменение обстоятельств существенным.

Например, суды не применили положения ст. 451 ГК РФ, когда сторона договора ссылалась:

— на принятие решения о закрытии филиала, в связи с чем пыталась расторгнуть договор аренды (определение ВС РФ от 17.03.2017 N 308-ЭС17-817 по делу N А32-4133/2016);

— тот факт, что она неработающая многодетная мать (определение ВС РФ от 13.09.2016 N 18-КГ16-102);

— тот факт, что в момент подписания договора она заблуждалась относительно включения (либо невключения) НДС в цену (постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.03.2014 по делу N А33-7299/2013);

— изменения, внесенные в ст. 39 Федерального закона от 10.01.2003 N 18-ФЗ «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», в связи с чем в договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования должны быть внесены изменения (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 10.03.2017 по делу N А45-3162/2016);

— изменение категории арендуемых земель (постановление АС Западно-Сибирского округа от 06.08.2015 по делу N А27-6627/2014);

— отсутствие у нее до начала выполнения работ информации о необходимости выполнения дополнительного ремонта и реставрации (постановление АС Московского округа от 18.09.2015 N Ф05-12286/2015 по делу N А40-136722/14);

— свое несогласие с отчетом об определении рыночной стоимости объекта, которое было выражено после заключения договора (постановление АС Поволжского округа от 25.09.2014 по делу N А72-93/2014);

— обнаружение обстоятельств в процессе исполнения, а не на их изменение по сравнению с теми, которые существовали на момент проведения торгов и подписания договора (постановление АС Северо-Западного округа от 21.04.2017 по делу N А56-74154/2015);

— предъявление банком иска о взыскании задолженности по кредитному договору (постановление АС Северо-Кавказского округа от 13.11.2015 по делу N А32-18990/2015);

— письмо вице-губернатора области, в котором говорилось об отказе в выделении денег и предлагалось принять здание в муниципальную собственность без привлечения бюджетных средств (постановление АС Северо-Кавказского округа от 01.12.2014 по делу N А53-28184/2013).

Изменились обстоятельства

ИЗМЕНИЛИСЬ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА
Вы конечно слышали бессмертные строчки поэта: «Они студентами были, они друг друга любили»? Ну так это было как раз про них. Они – то есть Петя и Катя ; учились в одной группе и друг друга любили.
Началась их любовь на третьем курсе, а теперь уже был пятый, но они всегда и всюду появлялись вместе. Жили они в одном общежитии, но хотя и на разных этажах, вся жизнь у них происходила синхронно. Если, допустим, Катя не приходила на лекцию, то нечего было и думать увидеть Петю в этот день в институте. А если Петя подхватывал где-нибудь грипп, то и у Кати немедленно поднималась температура.
Всё нравилось Кате в Пете, кроме одного: он никогда не объяснял, почему сделал так, а не эдак, почему пообещал, а обещания не выполнил. «Изменились обстоятельства», отвечал, и больше ни слова. Мелочь, скажете? Вот и Катя так думала: ерунда, говорила она Вере, своей подруге, зато заботливый, не жадный и хорошо грибы собирает: у всех по три-четыре грибочка, а у него полная корзина, да еще пакет целлофановый в придачу. Вся турбаза завидовала. Короче, плюсы сильно превышали единственный минус, и Катя не сомневалась: вот окончат институт, поженятся и распределятся вместе в какой-нибудь город недалеко от Москвы, получат квартиру, за грибами по выходным будут ездить. И Петя примерно так же рисовал себе будущее, но на пятом курсе его вдруг как подменили. В это время как раз откуда ни возьмись в городе появились цыгане, расположились недалеко от вокзала, приставали ко всем, гадали, болтали чепуху всякую, и Катины подруги шутили, что цыгане Петю и подменили, другого на его место подсунули.
И ведь действительно, приносить Кате кефир он перестал, в кафе-мороженое дорогу забыл, а когда осенью их группа собралась за грибами ; не поехал. Обстоятельства, сказал, изменились. А вскоре Кате подруги доложили, что обстоятельствами он называет Лёльку с третьего курса, которая помимо того, что удивительно напоминала сову, была еще и дочкой их завкафедры. Вера своими глазами видела, как Петя, принаряженный и подстриженный, вместе с Лелькой на высоких каблуках покупали в магазине «Подарки» хрустальную вазу, а в руках у совы красовался большущий букет из белых роз. Значит, шли к кому-то на день рождения, может быть даже к Лелькиной матери.
Когда Катя спросила у Пети, что происходит, он ожидаемо ответил, что обстоятельства изменились и что все теперь будет по-другому.
— Как? – дрожащим голосом спросила Катя.
— Увидишь, — пообещал Петя.
И Катя увидела. В перерыве между лекциями, когда они ходили вместе обедать, Петя, пряча от Кати глаза, бежал в столовую один, там занимал столик, выстаивал очередь, и, когда все уже было на столе, появлялась Лёлька, подсаживалась к нему и, зыркая в Катину сторону, неестественно громко смеялась в ответ на какие-то его глупости, и Петя смеялся тоже, но как-то мелко и неуверенно. И Катя отступила, запретила себе смотреть в его сторону и страдала молча. Один только раз, когда они все стояли возле аудитории, где происходило распределение, Катя не выдержала и все-таки подошла к Пете:
— Ты не подумай… но в какой город ты будешь проситься?
— Обстоятельства изменились, — ответил Петя, круто повернулся и пошел в аудиторию.
Катю распределили в Кольчугино, а Петя, как и следовало ожидать, стал аспирантом на их же кафедре металловедения. Свадьбу сыграли не сразу, а спустя почти год: тесть сказал, что устраивать зятя на теплое местечко гораздо труднее, чем обычного способного студента.
Насчет способного – это он конечно погорячился: Петя с огромным трудом, с хвостами и переэкзаменовками переходил, вернее, переваливался как через забор с курса на курс, но теперь все эти неприятности были позади. Впереди сияла прямая как стрела дорога в науку и в иную, заманчивую жизнь.
На свадьбу молодожены получили в подарок от родителей невесты ключи от двухкомнатной квартиры, чего Петя не мог увидеть даже во сне: вожделенной и невозможной была просто прописка в Москве, а тут еще и собственная квартира! Правда, находилась она у черта на рогах да и оформлена была на одну Лельку, но какое это имело значение?
Жизнь с Лелькой, да к тому же под наблюдением ее родичей, была, конечно, не люкс, но чего не будешь терпеть ради науки. Бывали у него и походы налево, не без этого, он называл их «выходы в свет», но осторожные и осмотрительные – тут главное было не зарываться.
Жить бы так и жить, но тесть вскоре вляпался в чрезвычайно неприятную историю с диссертацией, защищенной на его кафедре. Какой-то доброхот из числа обиженных сотрудников не поленился и нарыл в научном журнале на испанском языке (представляете?) таблицы по влиянию добавок на твердость металлов, которые диссертант представил как результаты своих опытов. Приехала комиссия и обнаружила, что вообще вся диссертация – сплошной плагиат, а научным-то руководителем аспиранта является не кто иной, как сам завкафедры. Стали рыть дальше, и выяснилось, что новоиспеченный кандидат наук человек не случайный, не со стороны, а двоюродный племянник жены зава, то есть чуть ли не член их семьи, хотя и живет в Днепропетровске и проходит по графе «иногородние аспиранты». Чтобы удержаться в седле, завкафедры привел в действие все свои многочисленные связи, но, увы, ничего не помогло, время было такое, что каждый боялся за собственную шкуру и особо не выступал, и в итоге зав положил на стол ректора заявление об «уходе по собственному желанию по состоянию здоровья».
В тот же вечер он сказал Пете:
— Уходи из аспирантуры.
— Но при чем тут я? — заартачился Петя. – Научный руководитель у меня другой, эксперименты, идут полным ходом.
— Обстоятельства изменились, — сказал теперь уже тесть. — Они тебе все равно не дадут защититься. Уходи, пока скандал не начался, а то потом трудно будет тебя на работу устроить.
И стал Петя рядовым инженером в рядовом НИИ с рядовым окладом, проживающим в блочной пятиэтажке района Медведково. Лелька все еще училась в институте, надвигалось распределение, и ничего хорошего оно ей не сулило. «Выходы в свет» у Пети участились, чуть ли не каждый день он ехал после работы не домой, а к Норе – там было интереснее. Нора была лет на десять, а то и на все пятнадцать старше Пети, но она была хороша, экстравагантна и непредсказуема. Главным, что привлекало Петю, была, конечно, публика, собиравшаяся у нее в доме: Нора работала в литфонде, и субъекты, околачивающиеся там, казались Пете небожителями: они печатались в журналах, выступали по телевизору и, тем не менее, заискивали перед его возлюбленной. Это щекотало нервы, и придавало их отношениям особую сладость. Нора понятия не имела о том, что Петя ушел из аспирантуры, и о том, что в его жизни что-то изменилось, догадалась только когда он однажды, после того, как богемный народ разошелся по домам, проговорил таинственно: «А хочешь, я сегодня останусь у тебя?»
— Что случилось? – вскинула брови Нора.
— Обстоятельства изменились, — коротко ответил Петя, не вдаваясь в подробности.
Но Норе подробности были и ни к чему.
— Оставайся, — кивнула она. – Очень мило.
Когда на следующий день Петя пришел с работы домой, его встретила не только Лелька, но и теща. Обе делали вид, что ужасно встревожены, но Петя понимал, что это театр, он знал, что Лелька звонила на работу и ей сказали, что он у начальства, будет позже. Так что они были в курсе, что он жив-здоров.
— Где ты был?! – вскричала теща, когда он вошел в дом.
— Где? – тоненько поддержала ее Лелька.
— Не имеет значения, — ответил Петя.
— Но ты хотя бы позвонил, чтобы я не волновалась. Ты ведь всегда звонил!
— Обстоятельства изменились, — твердо и четко проговорил блудный муж, словно произнес приговор.
А это и был приговор – Лельке, их общей жизни, квартире в Медведково. На следующее утро он собрал чемодан, положил на стол ключи от квартиры, вызвал такси и уехал – сначала на работу, а оттуда к Норе.
— Очень мило, — сказала она и посторонилась, давая войти в дом.
И опять стало у Пети все хорошо. Слегка действовала на нервы работа, очень уж тошно было каждый божий день тащиться сначала на троллейбусе, потом на метро, потом опять на троллейбусе в свою контору, бессмысленно отсиживать там восемь часов и отправляться в обратный путь, но ничего не поделаешь, жизнь не только розы. О Лельке он вообще забыл, вспомнил один раз, когда получил повестку из суда, в которой ему сообщалось, когда и по какому адресу будет слушаться дело о его разводе. Сходил. Развелся. На вопрос Лельки: как ты, — ответил: нормально. И всё.
Обстоятельства изменились, когда к ним в гости стал захаживать непризнанный гений, поэт, а по совместительству и путешественник по прозвищу Марчелло, высокий красавец с седыми висками и шрамом на левой щеке.
Петя спросил Нору:
— Его на самом деле зовут Марк?
— Марчелло, — ответила Нора и задумчиво посмотрела мимо Пети.
Марчелло был немногословен, как и подобает настоящему путешественнику, морскому волку и кому там еще. Сидел в уголке, потягивал коньячок, изредка произносил какую-нибудь фразу, не всегда имеющую отношение к беседе: «Так бывает, когда пересекаешь экватор» или «Как я не раз убеждался, дикие племена мудрее цивилизованного человечества», – и говоруны затихали, весь стол ждал продолжения, но Марчелло умолкал и усмехался, видимо вспоминая схватку с крокодилом. Стихов он не читал, но все знали, что поэт он отменный, а не печатается только потому, что руки не доходят стихи собрать да и закинуть в какой-нибудь журнальчик.
Петя чувствовал к нему неприязнь, особенно после того, как стал замечать, что у Норы, когда она смотрит на путешественника, глаза темнеют и влажнеют. И когда она однажды сказала ему: «Дорогой, обстоятельства изменились», — он даже не удивился, только подумал: а куда же мне деваться?
Нора словно прочитала его мысли:
— Я тебя не тороплю, неделя-полторы у тебя есть.
Легко было сказать неделя-полторы, но Петя не имел даже представления, что делать, куда бежать, кого и о чем просить. С такой зарплатой как у него нечего было и думать снять комнату даже в самом захудалом районе. Друзей, чтобы временно перекантоваться, тоже в общем-то не было. Вокзал? Чемодан в камеру хранения, а сам на лавке? Но так можно день-два, а дальше что? Впервые за все это время вспомнил про Катю. Может, рвануть к ней в Кольчугино? Ведь любовь у них была настоящая, без дураков, может и до сих пор она его любит? Вот только у кого узнать ее адрес, все разбрелись кто куда. Надо найти Веру, они, небось, и до сих пор дружат, переписываются. Вера после института осталась в Москве, это точно, ведь она была москвичка, можно поискать через адресный стол, но только если она не сменила фамилию, ведь все девчонки замуж давно повыскакивали. Как ее фамилия? Величанская? Да, Величанская – красивая фамилия, может, и не сменила. Кому захочется из Величанской превратиться в какую-нибудь Пупкину?
Адрес Веры и даже телефон ему выдали на удивление быстро, хотя отчества Веры он не знал, но зато знал приблизительный год рождения. Отвергнув двух Вер школьного возраста и четырех старушек, он позвонил по единственному оставшемуся телефону и, представьте, сразу попал на нее.
— Кто? – не поняла она. – Какой Петя? Это Катеринин, что ли? Спохватился, голубчик! Какое Кольчугино, Катя давно уже живет в Варшаве. Замуж вышла, да, за поляка, близнецов родила. Могу привет передать.
Петя стоял не в состоянии вымолвить ни слова.
— А у тебя что, похоже, опять изменились обстоятельства? – с издевкой спросила Вера.
Петя сунул телефон в карман, забыв даже дать отбой.
После работы он вышел из проходной и побрел по улице, не зная, куда идти.
— Петр, — услышал он за спиной и оглянулся. – Вы куда, на троллейбус?
Самый незаметный человек в их отделе, а может быть и во всем институте, Аникеев, тронул его за плечо. Петя с изумлением уставился на него.
— Вы куртку наизнанку надели, — извиняющимся голосом сказал Аникеев. – У вас что-то случилось? Как-то смотрите вы нехорошо.
— Да нет… все в порядке… вернее, случилось… — забормотал Петя и почувствовал в горле комок.
— Может быть я чем-нибудь смогу помочь? Вот кафе, зайдем, перекусим?..
Выпить Аникеев отказался, сказал, что идет домой, и жена, если почувствует, будет недовольна. Взяли сосиски с винегретом, Петя – бутылку пива. Сам себе удивляясь, он начал путано и подробно рассказывать Аникееву о своих бедах, и тот только качал головой.
— Выходит, вам негде жить?
— Слушай, что ты мне все «вы» да «вы»? Говори «ты». Кстати, я даже не знаю, как тебя зовут.
— Николай я, Коля. Так что же делать?
— В том-то и дело, что нечего. Выхода нет…
— А что если вам на какое-то время поселиться в моей комнате в Бибирево? Я недавно женился и живу у жены. А моя комната в коммуналке пустует. Только она в ужасном состоянии. Мы ее потому и не сдаем, что до этого ремонт надо сделать, а денег на ремонт нет.
— Да ты… Да я… Да я сам тебе ремонт сделаю, мы с отцом когда-то ремонтами подрабатывали! – заорал Петя. – Сделаю по высшему разряду! – он чуть не плакал. — А за это время может быть что-нибудь нарисуется.
Обстоятельства изменились.
Петя поселился в Бибирево.
Он отлично поладил с соседкой, которая жила в остальных двух комнатах с двенадцатилетней дочкой и не могла нарадоваться на нового соседа: и электрические розетки он ей починил, и все краны исправил, и кухню покрасил. Работала она приемщицей в ателье и вскоре спросила Петю, не хочет ли он подработать, ее заказчица ищет, кто бы ей тоже электричество в порядок привел. И теперь Аникеев после работы, как когда-то, опять «выходил в свет», но с другой целью – на заработки. Аникеева он воспринимал как родственника и один раз даже пошел к нему в гости. Жена у него оказалась точно такой же, как он, — незаметной, смущающейся, все время извиняющейся, и Пете у них очень понравилось. Месяца через полтора, когда не только комната, но и вся квартира была приведена в полный порядок, Аникеев сказал:
— Ты знаешь, что мы с Аней решили? Хочешь, мы тебе сдадим нашу комнату, мы дорого не возьмем.
Обстоятельства в очередной раз изменились
«Теперь главное, — думал Петя по вечерам, засыпая, — чтобы Аникеев не развелся с Аней. Мир им да любовь».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *