Меню

Вознаграждение совета директоров

0 комментариев

Корреспонденция счетов:

Нормативно-правовое регулирование

По решению общего собрания акционеров членам совета директоров (наблюдательного совета) общества в период исполнения ими своих обязанностей может выплачиваться вознаграждение. Размер такого вознаграждения устанавливается решением общего собрания акционеров (п. 2 ст. 64 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»).

Отметим, что в силу ст. 11 Трудового кодекса РФ на членов советов директоров организаций (если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей) не распространяются трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор).

Бухгалтерский учет

Сумма вознаграждения члену совета директоров, а также начисленные на него страховые взносы (о чем сказано в разделе «Страховые взносы») могут учитываться в составе расходов по обычным видам деятельности (в качестве управленческих расходов) при условии, что к компетенции совета директоров отнесены вопросы, касающиеся обычных видов деятельности общества (п. п. 5, 7 Положения по бухгалтерскому учету «Расходы организации» ПБУ 10/99, утвержденного Приказом Минфина России от 06.05.1999 N 33н).

В то же время если вопросы управления обществом, находящиеся в компетенции совета директоров, непосредственно не связаны с обычными видами деятельности общества, то расходы на выплату вознаграждения членам совета директоров, а также начисленные на него страховые взносы могут учитываться в составе прочих расходов (п. п. 4, 11 ПБУ 10/99).

Расходы на выплату вознаграждения члену совета директоров общества и начисленные на сумму вознаграждения страховые взносы признаются на дату начисления указанных сумм (п. 16 ПБУ 10/99).

Бухгалтерские записи по рассматриваемым операциям производятся в соответствии с Инструкцией по применению Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций, утвержденной Приказом Минфина России от 31.10.2000 N 94н, и приведены ниже в таблице проводок.

Страховые взносы

По общему правилу выплаты и иные вознаграждения, начисляемые организациями в пользу застрахованных физических лиц в рамках трудовых отношений и по гражданско-правовым договорам, предметом которых являются выполнение работ, оказание услуг, признаются объектом обложения страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование, на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством, на обязательное медицинское страхование и на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и включаются в базу для их начисления (пп. 1 п. 1 ст. 420, п. 1 ст. 421 Налогового кодекса РФ, п. п. 1, 2 ст. 20.1 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Закон N 125-ФЗ)).

Вопрос обложения страховыми взносами вознаграждения членам совета директоров гл. 34 «Страховые взносы» НК РФ не урегулирован.

По мнению Минтруда России, высказанному в Письме от 15.11.2016 N 17-4/В-448 и основанному на Определениях Конституционного Суда от 06.06.2016 N 1169-О и N 1170-О, вознаграждения членам совета директоров общества считаются осуществляемыми в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых являются услуги, и относятся к объекту обложения страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование и на обязательное медицинское страхование. Такое вознаграждение не включается в базу для начисления страховых взносов в части страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством на основании пп. 2 п. 3 ст. 422 НК РФ. Страховые взносы на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний с суммы вознаграждения по гражданско-правовому договору начисляются только в случае, если обязанность уплаты страховых взносов предусмотрена данным договором (п. 1 ст. 20.1 Закона N 125-ФЗ) <*>.

Заметим, что ранее Минтруд России и ФСС РФ придерживались иной позиции, которая заключалась в следующем. Поскольку выплата вознаграждения члену совета директоров производится на основании решения общего собрания акционеров, а не на основании трудового или гражданско-правового договора, объекта обложения страховыми взносами не возникает (Письмо Минтруда России от 11.04.2016 N 17-3/В-147, п. 6 Приложения к Письму ФСС РФ от 14.04.2015 N 02-09-11/06-5250 «Об обложении страховыми взносами отдельных видов выплат»).

Дополнительно по данному вопросу см. Энциклопедию спорных ситуаций по НДФЛ и страховым взносам, Практическое пособие по взносам на страхование от несчастных случаев на производстве и профзаболеваний.

В данном случае исходим из предположения, что организация руководствуется мнением Конституционного Суда РФ и начисляет страховые взносы, предусмотренные гл. 34 НК РФ, на сумму вознаграждения, выплачиваемого члену совета директоров, как с выплат за оказание услуг по договору гражданско-правового характера.

Также исходим из того, что обязанность по начислению страховых взносов на основании Закона N 125-ФЗ с выплаты члену совета директоров решением общего собрания акционеров не предусмотрена.

Налог на доходы физических лиц (НДФЛ)

Сумма вознаграждения является доходом члена совета директоров, который признается объектом налогообложения по НДФЛ, формирующим налоговую базу по НДФЛ (пп. 6 п. 1 ст. 208, п. 1 ст. 209, п. 1 ст. 210 НК РФ).

Организация, в результате отношений с которой физическое лицо получает доход, признается налоговым агентом по НДФЛ и обязана исчислить, удержать у физического лица и перечислить в бюджет соответствующую сумму НДФЛ (п. п. 1, 2 ст. 226 НК РФ).

Налогообложение дохода в виде вознаграждения члену совета директоров производится по ставке 13% (п. 1 ст. 224 НК РФ).

Исчисление суммы НДФЛ производится на дату фактического получения дохода, определяемую в соответствии со ст. 223 НК РФ (п. 3 ст. 226 НК РФ).

Датой получения рассматриваемого дохода признается дата перечисления денежных средств на банковский счет члена совета директоров (пп. 1 п. 1 ст. 223 НК РФ).

Начисленная сумма НДФЛ удерживается налоговым агентом непосредственно из доходов физического лица при их фактической выплате (п. 4 ст. 226 НК РФ).

Сумма исчисленного и удержанного НДФЛ с дохода в виде вознаграждения члену совета директоров должна быть перечислена налоговым агентом не позднее дня, следующего за днем выплаты данного дохода (п. 6 ст. 226 НК РФ).

Налог на прибыль организаций

Расходы в виде сумм вознаграждений и иных выплат, осуществляемых членам совета директоров на основании решения общего собрания акционеров, не учитываются при определении налоговой базы в соответствии с п. 1 ст. 252, п. 48.8 ст. 270 НК РФ.

Страховые взносы, начисленные на сумму вознаграждения члену совета директоров, признаются прочими расходами, связанными с производством и (или) реализацией, на дату их начисления вне зависимости от того, что сумма вознаграждения не уменьшает налоговую базу по налогу на прибыль организаций (пп. 1, 45 п. 1 ст. 264, пп. 1 п. 7 ст. 272 НК РФ, Письмо Минфина России от 14.10.2016 N 03-03-06/1/60067).

Применение ПБУ 18/02

Сумма вознаграждения члена совета директоров формирует бухгалтерскую прибыль (убыток) и не учитывается при налогообложении прибыли. Следовательно, на дату начисления вознаграждения в бухгалтерском учете организации возникают постоянная разница и соответствующее ей постоянное налоговое обязательство (ПНО) (п. п. 4, 7 Положения по бухгалтерскому учету «Учет расчетов по налогу на прибыль организаций» ПБУ 18/02, утвержденного Приказом Минфина России от 19.11.2002 N 114н).

Обозначения аналитических счетов и субсчетов, используемые в таблице проводок

К балансовому счету 68 «Расчеты по налогам и сборам»:

68-пр «Расчеты по налогу на прибыль организаций»;

68-НДФЛ «Расчеты по НДФЛ».

К балансовому счету 69 «Расчеты по социальному страхованию и обеспечению»:

69-2 «Расчеты по пенсионному страхованию»;

69-3 «Расчеты по обязательному медицинскому страхованию».

Дебет

Кредит

Сумма, руб.

Первичный документ

Начислено вознаграждение члену совета директоров

26

(44,

91-2)

76

100 000

Решение общего собрания акционеров,

Бухгалтерская справка

Начислены страховые взносы

(100 000 x 27,1%) <**>

26

(44,

91-2)

69-2,

69-3

27 100

Бухгалтерская справка-расчет

Отражено ПНО

(100 000 x 20%)

99

68-пр

20 000

Бухгалтерская справка-расчет

Удержан НДФЛ с суммы вознаграждения

(100 000 x 13%) <***>

76

68-НДФЛ

13 000

Регистр налогового учета (Налоговая карточка)

Выплачена члену совета директоров сумма вознаграждения (за вычетом НДФЛ)

(100 000 — 13 000)

76

51

87 000

Выписка банка по расчетному счету

Перечислена в бюджет удержанная сумма НДФЛ

68-НДФЛ

51

13 000

Выписка банка по расчетному счету

<*> Разъяснения Минтруда России, а также выводы, содержащиеся в Определении Конституционного Суда РФ, основаны на нормах утратившего силу с 01.01.2017 Федерального закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» (далее — Закон N 212-ФЗ). Однако объект обложения страховыми взносами и перечень необлагаемых выплат, приведенные в пп. 1 п. 1 ст. 420 и п. 1 ст. 422 НК РФ, по сути аналогичны содержанию ч. 1 ст. 7 и ч. 1 ст. 9 Закона N 212-ФЗ, что позволяет сделать вывод о том, что контролирующие органы, а также суды будут руководствоваться ранее данными разъяснениями по соответствующим вопросам.

Такой же вывод о применении ранее данных разъяснений Минтруда России по вопросу исчисления и уплаты страховых взносов следует из Письма Минфина России от 16.11.2016 N 03-04-12/67082.

<**> Приведенная в таблице сумма страховых взносов рассчитана исходя из следующих тарифов:

— на обязательное пенсионное страхование — 22% (п. 1 ст. 426 НК РФ);

— на обязательное медицинское страхование — 5,1% (п. 3 ст. 426 НК РФ).

<***> В данной консультации удерживаемая сумма НДФЛ рассчитана без учета возможных налоговых вычетов, предусмотренных ст. ст. 218 — 221 НК РФ.

А.В. Илюшечкин

Консультационно-аналитический

центр по бухгалтерскому учету

и налогообложению

<Письмо> ПФ РФ от 19.08.2016 N НП-30-26/11748 «О начислении страховых взносов на вознаграждения членам совета директоров и ревизионной комиссии»

В определениях Конституционного Суда Российской Федерации от 06.06.2016 N 1169-О и от 06.06.2016 N 1170-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы открытого акционерного общества «Корфовский каменный карьер» и жалобы акционерного общества «Авиационные редуктора и трансмиссии — Пермские моторы» на нарушение конституционных прав и свобод частью 1 статьи 7 Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 212-ФЗ «О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования» указано, что действующее правовое регулирование предполагает отнесение вознаграждения, производимого членам совета директоров и ревизионной комиссии общества в связи с выполнением возложенных на них обязанностей по управлению и контролю за деятельностью общества, к объекту обложения страховыми взносами независимо от того, содержится ли условие о выплате данного вознаграждения в договоре, заключаемом между членом соответствующего органа и обществом, и позволяет считать такие выплаты осуществляемыми в рамках гражданско-правовых договоров, поскольку в противном случае правовой режим обложения страховыми взносами для одной и той же выплаты будет ставиться в зависимость от формального, не связанного с ее правовой природой, критерия (наличие или отсутствие условия о ней в договоре), что приводило бы к нарушению конституционного принципа равенства.

Вознаграждения членам совета директоров облагаются страховыми взносами с 6 июня 2016 года

Минфин России разъяснил, что вознаграждения членам совета директоров общества (как состоящих, так и не состоящих в трудовых отношениях, при отсутствии заключенных гражданско-правовых договоров) подлежат обложению страховыми взносами на обязательное пенсионное страхование и на обязательное медицинское страхование с 6 июня 2016 года (письмо Департамента налоговой и таможенной политики Минфина России от 13 февраля 2017 г. № 03-15-06/7788).
Напомним, что объектом обложения страховыми взносами для организаций признаются выплаты и иные вознаграждения в пользу физлиц, подлежащих обязательному социальному страхованию в соответствии с федеральными законами о конкретных видах обязательного социального страхования (за исключением вознаграждений, выплачиваемых ИП, адвокатам, медиаторам, нотариусам, арбитражным управляющим, оценщикам, патентным поверенным и иным лицам, занимающимся частной практикой), производимые, в частности, в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (подп. 2 п. 1 ст. 419, подп. 1 п. 1 ст. 420 Налогового кодекса).

Какие выплаты не облагаются страховыми взносами, узнайте из материала «Выплаты, которые не соответствуют определению объекта обложения страховыми взносами» в «Энциклопедии решений. Налоги и взносы» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

При этом в базу для исчисления страховых взносов на обязательное социальное страхование на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством не подлежат включению любые вознаграждения, выплачиваемые физлицам по договорам гражданско-правового характера (подп. 2 п. 3 ст. 422 НК РФ).
В свою очередь, КС РФ установил, что вознаграждения, производимые, в частности, членам совета директоров общества в связи с выполнением возложенных на них обязанностей по управлению деятельностью общества, относятся к объекту обложения страховыми взносами независимо от того, содержится ли условие о выплате данного вознаграждения в договоре, заключаемом между членом соответствующего органа и обществом, и такие выплаты считаются осуществляемыми в рамках гражданско-правовых договоров (Определение КС РФ от 6 июня 2016 г. № 1169-О и № 1170-О).
Добавим, что решение КС РФ, вынесенное по итогам рассмотрения дела, назначенного к слушанию в заседании ККС РФ, является окончательным, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения (ч. 1 ст. 79 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»; далее – Закон № 1-ФКЗ).
Кроме того, решения КС РФ, в том числе вынесенные в форме определения, обязательны на всей территории РФ для всех представительных, исполнительных и судебных органов госвласти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений (ст. 6 Закона № 1-ФКЗ).

Договор с членом совета директоров

27 Апр 2010 08:38

Начнем с главного. Утверждение о том, что контракт между членом совета директоров и компанией есть разновидность индивидуального трудового договора, является столь же оригинальным, сколь и рискованным. В сущности, в его основе лишь доводы, апеллирующие к мотивам «экономического удобства» и универсальному тезису о том, что в силу отечественной правовой доктрины все, явно законом не запрещенное, разрешено.

В их совокупности и желание относить «должностные оклады» членов совета на себестоимость, что в данной модели можно считать формально правильным (позиция «член совета директоров» предусматривается штатным расписанием). Некоторые «горячие головы» предлагают относить обязательства по премированию членов совета к задачам коллективного договора, что снимает налоговые риски в этой части.

Впрочем, порой ссылаются и на более конкретные документы. Так, некоторых сторонников этой точки зрения вдохновляет п. 1 Постановления Пленума ВС РФ от 20 ноября 2003 г. N 17: «Дела об оспаривании руководителями организаций, членами коллегиальных исполнительных органов организаций (генеральными директорами акционерных обществ, иных хозяйственных товариществ и обществ и т.п.), а также членами советов директоров (наблюдательных советов) организаций, заключивших с данными организациями трудовые договоры, решений уполномоченных органов организаций либо собственников имущества организаций или уполномоченных собственниками лиц (органов) об освобождении их от занимаемых должностей подведомственны судам общей юрисдикции и рассматриваются ими в порядке искового производства как дела по трудовым спорам о восстановлении на работе…».

Своего рода косвенным доказательством те же эксперты считают нижеследующие положения п. 4 Постановления Пленума ВС РФ от 20 января 2003 г. N 2: «Дела по трудовым спорам между акционером — физическим лицом и акционерным обществом, участником иного хозяйственного товарищества или общества и этим хозяйственным товариществом или обществом подведомственны судам общей юрисдикции. Вопрос о том, является ли возникший между указанными субъектами спор трудовым, судам необходимо решать на основании статьи 381 Трудового кодекса РФ, согласно которой индивидуальный трудовой спор — неурегулированные разногласия между работодателем и работником по вопросам применения законов и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права, коллективного договора, соглашения, трудового договора (в том числе об установлении или изменении индивидуальных условий труда), о которых заявлено в орган по рассмотрению трудовых споров».

По убеждению автора, в этих высоких судебных актах речь все-таки идет не о том, что хотели бы в них видеть уважаемые авторы «трудовой версии», т.е. не о «специальных» договорах между членами советов и акционерами, с одной стороны, и компаниями — с другой, споры по которым подведомственны судам общей юрисдикции, а о «чистых» трудовых соглашениях граждан, которые (граждане) одновременно являются участниками хозяйственного общества и членами их наблюдательных советов.

Скажем больше, некоторые уважаемые апологеты «трудовой теории» отказываются признать ее продукты как серьезный корпоративный риск даже и под давлением хорошо известной нормы ст. 11 ТК РФ и п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 17 марта 2004 г. N 2. Напомним читателям эти положения.

Статья 11 ТК РФ: «Настоящий Кодекс, законы и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на следующих лиц (если в установленном настоящим Кодексом порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей):

военнослужащие при исполнении ими обязанностей военной службы;

члены советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор);

лица, работающие по договорам гражданско-правового характера;

другие лица, если это установлено федеральным законом».

Постановление Пленума: «При разрешении трудовых споров судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 11 ТК РФ нормы этого Кодекса распространяются на всех работников, заключивших трудовой договор с работодателем, и соответственно подлежат обязательному применению всеми работодателями (юридическими или физическими лицами) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности… Трудовой кодекс РФ не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих по договорам гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей (часть шестая статьи 11 ТК РФ)… Если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако в ходе судебного разбирательства будет установлено, что этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу части третьей статьи 11 ТК РФ должны применяться положения Трудового кодекса РФ».

Авторы «трудовой теории» полагают, что «являющийся с самого начала трудовым», и именно так сторонами интерпретируется договор между членом совета и компанией и подпадает под указанные выше исключения, так сказать, замеченные ТК РФ.

Однако надо быть все-таки последовательным. Утверждать, что такой договор является трудовым, причем и объективно, и субъективно, — значит исходить из того, что соответствующие нормы ТК РФ распространяются на отношения между членом совета и компанией в полном объеме, и при этом не нарушаются требования акционерного права. Однако возможно ли это в принципе?

Согласно ст. 17 ТК РФ «…трудовые отношения на основании трудового договора в результате избрания (выборов) на должность возникают, если избрание (выборы) на должность предполагает выполнение работником определенной трудовой функции». Едва ли членство в совете по смыслу нормы ст. 64 ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которой «совет директоров (наблюдательный совет) общества осуществляет общее руководство деятельностью общества», можно считать определенной трудовой функцией.

Статьей 20 ТК РФ установлено следующее. Права и обязанности работодателя в трудовых отношениях осуществляются: физическим лицом, являющимся работодателем; органами управления юридического лица (организации) или уполномоченными ими лицами в порядке, установленном законами, иными нормативными правовыми актами, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами.

Таким образом, если в уставе или положении о совете директоров «трудовая теория» не реализована в соответствующей корпоративной норме, миссию штатного «работодателя» в отношении члена совета выполняет штатный орган управления в лице генерального директора. Однако единоличный исполнительный орган согласно ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах», напротив, подчинен и подотчетен совету директоров.

Отталкиваясь от ст. 21 ТК РФ («Основные права и обязанности работника»), член совета директоров может, скажем, настаивать на:

— вознаграждении в соответствии со своей квалификацией (притом что акционерное право не препятствует обладателю квалификации нейрохирурга быть членом совета директоров ОАО — птицефермы);

— объединении в профсоюз (идея создания трейд-юнионов — членов наблюдательных советов открытых акционерных обществ выглядит уж слишком экстравагантной);

— оплачиваемом ежегодном отпуске по линии данной компании (представим себе следующую ситуацию: невозможно провести заседание совета директоров в порядке п. 1 ст. 68 ФЗ «Об акционерных обществах» по требованию, положим, ревизионной комиссии, в связи с тем, что «все члены совета директоров ОАО ушли в отпуск по приказу генерального директора ОАО»).

Что касается обязанностей члена совета директоров, функционирующего «на основании трудового договора», то он, к примеру, будет обязан «соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации» (та же ст. 21 ТК РФ). Вряд ли представители крупных совладельцев бизнеса в совете директоров данной компании с этим согласятся. И напрасно, поскольку по ТК РФ к ним могут быть применены меры «дисциплинарной и материальной ответственности» (ст. 22). Причем как раз генеральным директором, который данным членам совета подчиняется.

Такого рода коллизий между миссией членов совета директоров как органа стратегического управления компанией и обязательными в силу закона фрагментами трудового договора членов совета оказывается довольно много. Этот факт активизирует внимание экспертов по корпоративному управлению на второй и третьей версиях схемы контрактации членов советов.

Наиболее популярная трактовка договора с членом совета как гражданско-правового акта обращается к основным положениям гл. 39 части второй ГК РФ («Возмездное оказание услуг»). По договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. Эта конструкция по своей сути, по мнению автора, явным образом не конкурирует ни с корпоративно-управленческой миссией члена совета (член органа стратегического управления акционерным обществом), ни с его корпоративно-правовым статусом (физическое лицо).

В самом деле, избрание члена совета и вслед за тем его согласие активно участвовать в профессионализации деятельности совета директоров в целом, как раз и выражающееся в намерении подписать данный контракт с компанией, есть выражение воли «заказчика» в лице общего собрания акционеров компании (оно не только избирает члена совета, но и принимает принципиальное решение о выплате вознаграждения, без которого такой контракт в значительной мере теряет смысл) привлечь некоего профессионала в области управления хозяйственными обществами к сотрудничеству. Род услуг — своеобразная комбинация экспертно-консультационных услуг и профессионального контроллинга (с точки зрения теории и практики корпоративного управления совет директоров не только орган управления, но и орган корпоративного контроля и мониторинга). Срок контракта — до момента прекращения полномочий члена совета, т.е. до даты следующего годового общего собрания акционеров, на котором он не сумеет войти в новый состав этого органа, или до даты внеочередного собрания, которое примет решение о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров.

В целом вполне соответствует данный контракт и содержанию «обычного» договора о возмездном оказании услуг в части фрагмента «обязательства». (Разумеется, коль скоро речь идет не о краткосрочном, «подрядном» варианте первого, а о длящейся сделке, к примеру, при реализации комплексного юридико-управленческого консалтинга.) В этом разделе договора с членом совета директоров оказываются такие чрезвычайно актуальные для планового дисциплинирования члена совета и стимулирования его активного участия в профессионализации деятельности этого органа позиции, как:

— обязательность явки в заседание или (при наличии уважительных причин для неявки) заполнения опросного листа при проведении заседания в так называемой смешанной форме;

— ответственное исполнение поручений председателя совета директоров;

— необходимость учета мнения всех групп акционеров при принятии решений совета директоров;

— оперативное реагирование на обращения корпоративного секретаря данной компании;

— «профильные» обязательства, к примеру, исполнения роли руководителя того или иного комитета совета директоров, функции заместителя председателя совета директоров или курирования данным членом совета определенной актуальной для решения задач совета директоров области — финансы, кадры, реструктуризация, профилактика корпоративных конфликтов (институт специализации члена совета);

— обязательства по регулярному и добросовестному раскрытию сведений об аффилированности;

— обязательства относительно нераспространения конфиденциальной информации (о чем настойчиво напоминает наш Кодекс корпоративного поведения);

— режим предельной лояльности в отношении всех без исключения акционеров и других членов совета;

— согласование с председателем совета директоров или соответствующим профильным комитетом совета директоров публичных высказываний данного члена совета (статьи, интервью, пресс-релизы, позиция в арбитражном процессе и т.д.), если они связаны с акционерной компанией;

— обязательность участия в предварительных совещаниях членов совета по конфликтным вопросам;

— обязательства по сотрудничеству со всеми комитетами и комиссиями совета директоров;

— методическая помощь членам советов директоров дочерних компаний, имеющих аналогичную специализацию;

— согласие с применением многоканальной системы материального стимулирования члена совета (подробнее об этом ниже).

Соответствующие обязательства компании — это, вопреки бытующему мнению, не только фиксация вознаграждения, но и, например, следующие позиции:

— размеры и порядок страхования профессиональной ответственности члена совета директоров (репутационные иски против члена совета, ответственность по ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» и др.);

— обязательства по предоставлению офиса и секретарских услуг;

— обязательства по предоставлению консультационных и экспертно-аналитических услуг за счет компании (в этом заключается, в частности, одна из основных функций департамента корпоративного секретаря);

— порядок и размеры компенсации расходов, связанных с исполнением функций члена совета директоров (командировки, представительские расходы при ведении переговоров, оплата PR-мероприятий и т.п.).

Понятно, что обязательства по компенсации расходов, выплате вознаграждения и страхованию профессиональной ответственности обретают реальные юридические и финансовые основания лишь при условии, когда решение общего собрания акционеров по этим вопросам в порядке п. 2 ст. 64 ФЗ «Об акционерных обществах» принимается не «по итогам года», а в предварительном порядке. С управленческой точки зрения это вполне рациональная схема: как уже отмечалось выше, стимул работает в условиях, когда он заранее известен сторонам и является вполне конкретным.

Противоречий Закону при этом не возникает, так как в ст. 64 говорится лишь о некоем решении собрания относительно вознаграждений и компенсаций членов совета «в период исполнения ими своих обязанностей». И вполне правильно поступают некоторые наши крупные компании, когда ограничиваются в такой резолюции собрания определением размеров специального фонда, в котором будут концентрироваться соответствующие суммы на эти цели. Для участников высшего форума управления компанией в социально-психологическом плане такое решение равносильно вполне сознательному отказу от части дивидендов (фонд стимулирования членов совета при такой схеме формируется за счет чистой прибыли) в пользу готовых мобилизовать изрядную часть своего рабочего времени коллег — будущих членов совета для достижения значимых для бизнеса компании в целом целей, к примеру, для роста капитализации, увеличения объема продаж, повышения рентабельности. Частью такой сделки (а это решение собрания и в самом деле является сделкой в строгом смысле данного термина) выступает и своеобразное делегирование совету директоров привилегии распределения данного фонда.

По мнению автора, наиболее соответствующей канонам высоких стандартов корпоративного управления является модель, при которой члену совета, согласившемуся подписать соответствующий контракт, гарантируется лишь некоторая часть возможного вознаграждения, которую принято называть статусным минимумом. Причем, как правило, сравнительно меньшая. Большая же часть вознаграждения ставится в зависимость от следующих обстоятельств:

— исполнение функций председателя совета, заместителя председателя, исполняющего обязанности председателя совета («статусная надбавка»);

— явка в заседание (иногородние члены совета — по более высокому коэффициенту);

В свою очередь, неявки, при достижении их количеством определенного «критического» значения, могут стать фактором снижения вознаграждения по остальным критериям.

— курирование определенного направления, причем дифференцированно — с учетом его важности для компании и, естественно, трудоемкости;

— руководство комитетом совета директоров;

— руководство комиссией совета директоров;

— руководство экспертным формированием совета директоров;

— членство в комиссии или комитете;

— достижение компанией определенных результатов (приращение чистой прибыли, темпы или приращение капитализации и т.п.).

Совершенно необязательно строго формализовывать порядок применения этих критериев и соответствующие процентные или даже абсолютные позиции системы вознаграждения, к примеру, в некоем локальном нормативном акте акционерного общества. Член совета, подписывающий договор с компанией, может согласиться с тем, что соответствующие критерии будут гибко применяться комитетом совета директоров по кадрам и вознаграждениям. Представляется эффективной и комбинированная схема, а именно применение части зависимостей довольно конкретно прописывается в индивидуальном контракте члена совета, а часть остается на усмотрение профильного комитета. Понятно, впрочем, что с учетом требований нашего законодательства такое решение комитета обретает формальную силу, лишь будучи одобренным резолюцией совета директоров.

Со стороны акционерного общества договор в данной версии с членом совета директоров подписывает председатель совета директоров или один из членов совета (по решению совета). Сторонники применения особо изящных конструкций акционерной демократии не без оснований рекомендуют и такую процедуру, как одобрение текста договора с корпоративным директором на заседании совета директоров, причем при условии предварительного одобрения профильным комитетом совета директоров. По завершении договора (т.е. по общему правилу накануне годового общего собрания акционеров) стороны подписывают заблаговременно подготовленный членом совета отчет о деятельности в составе совета, а также соответствующий акт, что сообразно уже иным канонам — учетного и налогового права.

Однако и данная версия договорного механизма стимулирования эффективной деятельности члена совета директоров не может считаться идеальной. Укажем на основные сомнения, имеющие своим институциональным источником как корпоративное право, так и чисто управленческие резоны.

Во-первых, согласно ст. 782 ГК РФ «заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов» и «исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков». Какой корпоративно-правовой «аналог» можно подыскать этому режиму? И можно ли его отыскать в принципе?

Некоторые специалисты настроены вполне оптимистично и с энтузиазмом отвечают положительно на эти вопросы. По их мнению, «отказ заказчика» — это досрочное прекращение полномочий члена совета по решению внеочередного общего собрания акционеров. «Выходное пособие» (некий аналог ст. 279 ТК РФ) тоже не проблема. Этот случай, полагают они, также можно описать (в том числе в формате соответствующего денежного эквивалента) в тексте договора. «Отказ исполнителя» — это (по тому же логическому ряду) либо одностороннее расторжение договора, в корпоративно-управленческом плане означающее, что данный член совета отказывается от плотного профессионального сотрудничества с компанией, но остается в режиме, если угодно, пассивного сотрудничества, так как расторжение договора не означает прекращение его полномочий члена совета; либо же — более радикальная трактовка «отказа исполнителя» — последний равносилен легализации «выбытия» члена совета.

Режим «выбытия» в самом деле, хотя и не описан в законе, имеет большое значение в плане одобрения советом директоров крупных сделок, небольших эмиссий, а также факультативных норм устава, реализующих норму п. 1 ст. 78 ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которой «уставом общества могут быть установлены также иные случаи, при которых на совершаемые обществом сделки распространяется порядок одобрения крупных сделок, предусмотренный настоящим Федеральным законом». Творчество компаний в этом вопросе сравнительно недавно было поощрено высшей судебной инстанцией: в соответствии с п. 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 18 ноября 2003 г. N 19 «…выбывшими, в частности, являются члены совета директоров (наблюдательного совета), полномочия которых прекращены досрочно решением общего собрания акционеров (подпункт 4 пункта 1 статьи 48 Закона)».

Со своей стороны, автор не уверен в безупречности этих «аналогий». Все-таки при классическом прочтении гл. 39 ГК РФ «отказ исполнителя» — это его безоговорочная привилегия. Член же совета не может прекратить свои полномочия в одностороннем порядке (без соответствующего решения внеочередного общего собрания акционеров).

Во-вторых, сугубо гражданско-правовая версия договора с членом совета, апеллирующая к гл. 39 ГК РФ, не работает при применении активно востребованной в крупном отечественном бизнесе модели «освобожденного» председателя совета директоров. Ведь председатель совета — это прежде всего член совета. Принято, и, как полагает автор, не без оснований считать, что такой руководитель совета («освобожденный») — своего рода высшее должностное лицо корпорации. Логично применить в его отношении примерно ту же схему, которая заложена в ст. 69 ФЗ «Об акционерных обществах» и ст. 278 ТК РФ в отношении генерального директора. Следуя данной схеме, позицию «председатель совета директоров» отражают в первой строке штатного расписания акционерного общества и применяют к обладателю данной должности окладно-премиальную систему вознаграждения.

В-третьих, некоторые противоречия с гл. 39 ГК РФ определенно возникают и при контрактации по ее режимам так называемых независимых директоров. Целый ряд наших крупных компаний воспринимают контракт с независимыми членами советов директоров как документарное оформление своеобразных гарантий таких корпоративных директоров относительно сохранения в течение отчетного периода «корпоративной девственности», поскольку потеря статуса независимого директора создает для совета директоров и корпорации в целом целый ряд управленческих неудобств. Однако прописать в договоре подобного рода гарантии в формальном плане довольно сложно (хотя бы потому, что многие позиции столь деликатного соглашения сильно бы напоминали пресловутый отказ от прав, который по нашей правовой доктрине ничтожен).

Таким образом, необходимо признать, что отечественная корпоративная практика предъявляет специфический спрос на альтернативную конструкцию договора с членом совета директоров. И надо признать, что поиски в этом направлении не противоречат нашим формальным институтам. Причем и гражданскому, и трудовому праву.

Так, согласно уже приводившейся выше норме ст. 11 ТК РФ этот Кодекс не распространяется на следующих лиц: 1) «военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы»; 2) «членов советов директоров (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор)»; 3) «лиц, работающих по договорам гражданско-правового характера». Обратим внимание на то, что вторая и третья позиции идут в этом перечне особняком: законодатель как бы намекает, что оформление отношений с членами совета не подпадает полностью под конструкцию «договоры гражданско-правового характера».

С другой стороны, актуален в этом плане и акцент на гражданско-правовой институционализации. В соответствии со ст. 421 ГК РФ «стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами». И кроме того, «стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор)».

Собственно, третью версию договорной схемы мотивации эффективного исполнения функций членом совета директоров — договор с директором как специфический корпоративно-правовой инструмент, не опирающийся на явные отраслевые основания, и эксплуатирует институт комбинирования различных трудовых и гражданско-правовых режимов и одновременно добавляет к ним (принцип свободы договора) специфику акционерного законодательства и частные внутрифирменные мотивы стимулирования членов органа стратегического управления.

Договор с членом совета директоров ОАО

2. ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ ЧЛЕНА СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ
2.1. Член Совета директоров имеет право:
2.1.1. Требовать проведения заседания Совета директоров, голосовать по всем вопросам повестки дня заседания Совета директоров, требовать внесения в протокол заседания Совета директоров своего особого мнения по вопросам повестки дня.
2.1.2. Получать денежные вознаграждения за исполнение им функций члена Совета директоров Общества согласно решению общего собрания акционеров.
2.1.3. Инициировать обсуждение в Росимуществе, федеральном министерстве либо федеральном органе с приглашением других представителей интересов Российской Федерации в Обществе вопросов, выносимых на заседание Совета директоров Общества, и получать необходимую информацию.
2.1.4. Осуществлять иные права, предусмотренные нормативными правовыми актами Российской Федерации, учредительными и иными внутренними документами Общества.
2.2. Член Совета директоров обязуется:
2.2.1. Добросовестно и разумно осуществлять возложенные на него обязанности и полномочия, отнесенные к полномочиям Совета директоров Общества согласно российских норм права и внутренним(и) документам(и) Общества.
2.2.2. Действовать в интересах Общества.
2.2.3. Принимать личное участие в заседаниях Совета директоров Общества, если такие заседания проводятся в очной форме, предварительно уведомлять Совет директоров ОАО «НИТКЗИПС» о невозможности своего участия с объяснением причин в порядке, установленном внутренними документами Общества, в случае отсутствия на заседании Совета директоров представлять свое письменное мнение.
2.2.4. Своевременно предоставлять бюллетени при принятии решения по вопросам повестки дня проведения заседания Совета директоров в форме заочного голосования.
2.2.5. Заблаговременно знакомиться с материалами, связанными с заседаниями, осуществлять сбор и анализ необходимой информации, готовить свои заключения, выводы, рекомендации, при условии, что такие материалы и информация были представлены члену Совета директоров в сроки, установленные внутренними документами Общества.
2.2.6. Участвовать в работе комитетов и комиссий Совета директоров в соответствии с нормативными документами ОАО «НИТКЗИПС», регламентирующими деятельность указанных органов Совета директоров, в случае, если член Совета директоров избран в состав комитетов и комиссий Совета директоров.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *