Меню

Какое наказание несет за собой несоответствие соотношения

0 комментариев

В примечании к ст. 2.4 КоАП РФ приведено следующее определение: «Под должностным лицом в настоящем Кодексе следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное». Как видим, в КоАП практически то же понимание должностного лица, что и в УК, только в ст. 2.4 КоАП уточняется, что значит «осуществляющее функции представителя власти»: «наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от данного лица», а также в КоАП РФ нет «государственной корпорации», но по-видимому, скоро в КоАП внесут поправку насчет государственной корпорации, так как в примечание к ст. 285 УК такая поправка была внесена в 2007 г. К лицам, выполняющим организационно-распорядительные функции, можно, например, отнести начальника отдела кадров, госинспекторов и др.; административно-хозяйственные (полномочия по управлению и распоряжению госимуществом) – начальников финансовых, планово-хозяйственных, снабженческих отделов. В ст. 2 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» приводится следующее определение: «Должностное лицо местного самоуправления – выборное либо работающее по контракту (трудовому договору) лицо, выполняющее организационно-распорядительные функции в органах местного самоуправления и не относящееся к категории государственных служащих; выборное должностное лицо местного самоуправления – должностное лицо, избранное населением непосредственно или представительным органом местного самоуправления из своего состава, наделенное согласно уставу муниципального образования полномочиями на решение вопросов местного значения».
В законодательстве не содержится единого понятия должностного лица, которое могло бы применяться ко всем отраслям права. Однако определенные акты все же содержат дефиницию данной правовой категории. В Уголовном кодексе РФ, в Кодексе РФ об административных правонарушениях приводится толкование понятия должностного лица. Также определение содержится в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Согласно примечанию к ст. 285 УК РФ, «должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации». Приведенное определение относится к главе 30 «Преступления против государственной власти, интересов государства и службы в органах местного самоуправления»

Требование как объект управления

Слово «demand» переводится с английского языка на русский язык как:

а) требование, т.е.:

— выраженная в решительной, категорической форме просьба, распоряжение;

— правило, условие, обязательное для выполнения;

— внутренние потребности, запросы;

— официальный документ с просьбой о выдаче чего-нибудь, направления кого/чего-нибудь куда-нибудь;

б) спрос, т.е.:

— требования к тому, кто должен нести ответственность, отвечать за что-нибудь;

— требование на товары со стороны покупателя .

Анализ приведённых выше определений позволяет сделать следующие выводы:

1) слово «требование» является ключевым, поскольку именно оно создаёт предпосылки для последующего определения понятия «спрос», поэтому в дальнейшем это слово будет использовано для раскрытия сущности и содержания бизнес-процесса «demand management» в первую очередь как «управление требованиями», а не как «управление спросом»;

2) источником требования как такового является конкретный потребитель продукции и услуг, роль которого на рынке претерпевает некоторые изменения. Например, при реализации предприятием концепции производственного менеджмента (таблица 1.5) к данному предприятию также поступает «просьба» от потребителя, но не в столь решительной и категоричной форме. Это связано с тем, что на рынке в данный момент времени доминирует и навязывает свои возможности потребителю поставщик. В этом случае следует рассматривать следующую последовательность преобразования некоей нужды потребителя в конкретный продукт и/или услугу (рисунок 5.1). Если на рынке начинает доминировать потребитель, то следует принимать во внимание иную последовательность, представленную на рисунке 5.2;

Рисунок 5.1 — Последовательность преобразования нужды потребителя в конкретный продукт и/или услугу при реализации предприятием концепции производственного менеджмента

Рисунок 5.2 — Последовательность преобразования нужды потребителя в конкретный продукт и/или услугу при реализации предприятием концепции управления цепями ценности

3) требование потребителя в ряде случаев следует рассматривать как реальное отражение имеющихся у него потребностей или запросов, не всегда совпадающих с ценностями данного потребителя. Данный аспект предполагает ситуацию, при которой реальный заказ потребителя будет несколько отличаться от его первоначального требования;

4) возможна ситуация, когда требование потребителя не может быть выполнено поставщиком по причинам ажиотажного спроса, несоответствия требования законодательным нормам или нормам морали, отсутствием необходимых ресурсов и др.; этот аспект управления требованиям целесообразно реализовывать в рамках программ демаркетинга силами маркетинговых служб звеньев цепей ценности;

5) требование может выступать в форме официального документа, предусматривающего как безусловное выполнение данного требования предприятием, которому оно направлено, так и предложение к сотрудничеству с данным предприятием;

6) требование может выставлять любое звено цепи ценности, которое является потребителем неких продуктов и/или услуг рассматриваемого предприятия, в связи с чем целесообразно вести речь о цепях требований. Основными особенностями данного объекта управления являются:

— управление, в первую очередь, информационными потоками (иногда можно говорить об использовании неких макетов и образцов продукции, которые можно рассматривать как материальные потоки, но не столь значимые как реальные потоки необходимых потребителю продуктов и/или услуг);

— возможное наличие звеньев, генерирующих, передающих и поглощающих информационные потоки, но по тем или иным причинам, не участвующих в последующем в создании ценности для конечного потребителя;

— реальное участие в управлении требованиями субъектов управления звеньями цепей ценности. Если требование потребителя принято субъектом управления к реализации, то при использовании вытягивающих логистических концепций оформленный должным образом заказ (рисунок 5.2) может выполняться объектом управления без участия указанного выше субъекта управления звеном цепи ценности;

— необходимость структуризации заказа на несколько заказов (причём заказ на один и тот же вид продуктов может быть направлен нескольким поставщикам одновременно уже в процессе их изготовления), в связи с чем целесообразно рассматривать цепи требований как единую сеть, действия звеньев которой должны быть согласованы в пространстве и во времени;

7) требования могут представлять собой потоки в различных их формах и сочетаниях с другими видами логистических потоков, т.е. их преобразование и передача могут осуществляться на принципах логистики как концепции управления предприятиями;

8) управление требованиями находится в поле зрения всех подсистем предприятия, в частности, тех, которые представлены на рисунке 1.39; исходя из этого, можно утверждать, что данный бизнес-процесс выходит за рамки управления цепями ценности и поставок (рисунок 1.23).

Требования могут предъявляться к следующим объектам:

1) к системам:

— к компонентам концепций управления предприятиями (рисунок 1.16);

— к основным подсистемам предприятия и/или цепей поставок (рисунок 1.39);

— к основным подсистемам логистической производственной системы (таблица 3.3);

2) к процессам:

— к основным бизнес-процессам и процессам управления в цепях поставок (рисунок 1.24);

— к основным видам деятельности предприятия, которые основаны на логистическом менеджменте (рисунок 1.29);

— к функциям и операциям, выполняемым подсистемой логистического менеджмента (рисунок 1.42).

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что требование представляет собой специфический объект управления, по своей значимости не уступающий траектории (как объекту управления цепями ценности) и цепи поставок (как объекту управления цепями поставок) и реализуемый в рамках логистики как концепции управления предприятиями, основу которой, как было показано ранее, составляет управление потоками ресурсов.

Изменение судебной практики рассмотрения дел об административных правонарушениях, связанных с деятельностью филиалов (представительств) юридического лица

Немова О.Ю., судья 9-го судебного состава Арбитражного суда города Москвы.

В соответствии с гражданским законодательством юридическое лицо вправе открывать свои отделения вне места его нахождения. Это право предоставлено юридическому лицу в целях обеспечения наиболее благоприятных условий для его деятельности, осуществления всех или части его функций, представления и защиты его интересов вне места нахождения юридического лица. В зависимости от поставленных юридическим лицом перед таким отделением задач и возложенных на него функций они могут являться представительствами или филиалами юридического лица.

В ходе судебной практики имели место различные подходы к рассмотрению дел об административных правонарушениях в случае, если административное правонарушение, совершенное юридическим лицом, связано с деятельностью его филиалов или представительств.

В частности, по общему правилу, установленному п. 1 ст. 29.5 КоАП РФ, дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. Исключения из данного территориального принципа подведомственности предусмотрены в п. 1 — 4 ст. 29.5 КоАП РФ.

Согласно ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ постановление по делу об административном правонарушении, совершенном лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, обжалуется в арбитражный суд в соответствии с арбитражным процессуальным законодательством.

В соответствии с ч. 1 ст. 202 и ч. 1 ст. 207 АПК РФ дела о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в связи с осуществлением ими предпринимательской и иной экономической деятельности, а также дела об оспаривании решений административных органов о привлечении указанных лиц к административной ответственности, отнесенные федеральным законом к подведомственности арбитражных судов, рассматриваются по общим правилам искового производства, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными в настоящей главе и федеральном законе об административных правонарушениях.

В то же время содержащиеся в ст. 189 АПК РФ нормы о рассмотрении дел, возникших из административных и иных публичных правоотношений, предполагают применение в административном судопроизводстве общих правил искового производства с особенностями, установленными в разд. III АПК РФ.

Согласно ст. 203 АПК РФ заявление о привлечении к административной ответственности подается в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства лица, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении. Аналогичное правило подсудности определено и ст. 208 АПК РФ для оспаривания решения административного органа о привлечении к административной ответственности.

В связи с возникающими вопросами о подсудности дел об административных правонарушениях п. 18 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 9 декабря 2002 г. N 11 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» судам было разъяснено, что в случаях, когда в гл. 25 АПК РФ содержатся конкретные правила, то именно они подлежат применению при рассмотрении арбитражным судом дел о привлечении к административной ответственности.

Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в п. 1 Постановления от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее — Постановление Пленума ВАС РФ N 10) также разъяснил, что при решении вопроса о подсудности дел об административных правонарушениях судам необходимо руководствоваться положениями ч. 2 ст. 189, ст. 203 и ч. 1 ст. 208 АПК РФ. Указанные положения применяются и в тех случаях, когда правонарушение совершено привлекаемым к ответственности лицом вне места его нахождения либо места жительства.

Таким образом, исходя из указанного соотношения норм Кодекса РФ об административных правонарушениях и гл. 25 АПК РФ, территориальная подсудность дел об административных правонарушениях арбитражным судам определялась по специальным правилам, предусмотренным ст. 203 и 208 АПК РФ.

Поскольку названные правовые нормы не предусматривают правила, аналогичного правилу ч. 2 ст. 29.5 КоАП РФ, все дела об административных правонарушениях рассматривались арбитражным судом по месту нахождения юридического лица или месту жительства лица, привлекаемого к административной ответственности, независимо от того, где было совершено административное правонарушение, было ли оно связано с деятельностью филиала или представительства юридического лица, а также проводилось ли по делу административное расследование (см., например, Постановление ФАС Московского округа от 18 марта 2003 г. N КГ-А40/1129-03, Постановление 9 ААС от 15 февраля 2007 г. N 09АП-19023/2006-АК).

Единственная возможность изменить подсудность дела имелась в случае наличия ходатайства административного органа и лица, привлекаемого к административной ответственности, о направлении дела по подсудности по месту нахождения большинства доказательств (п. 2 ч. 2 ст. 39 АПК РФ).

Данное обстоятельство приводило к тому, что практически все дела, связанные с административными правонарушениями юридических лиц, зарегистрированных в г. Москве и имеющих многочисленные обособленные подразделения на всей территории Российской Федерации, рассматривались Арбитражным судом города Москвы.

Ситуация изменилась в связи с принятием Постановления Пленума ВАС РФ от 20 июня 2007 г. N 42 «О внесении дополнения в Постановление Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях», в котором указано, что ст. 203 и ч. 1 ст. 208 АПК РФ не определена подсудность дел об административных правонарушениях, совершенных юридическим лицом и связанных с деятельностью его филиалов или представительств. Поэтому, принимая во внимание положения ч. 1 ст. 202 АПК РФ, дела о привлечении к административной ответственности юридического лица в связи с нарушением, связанным с деятельностью его филиала (представительства), расположенного вне места нахождения юридического лица, на основании ст. 29.5 КоАП РФ подлежат рассмотрению по месту совершения соответствующего нарушения или по месту нахождения органа, проводившего административное расследование.

Учитывая положения ч. 1 ст. 207 АПК РФ и ч. 3 ст. 30.1 КоАП РФ, дела об оспаривании решений административных органов о привлечении юридического лица к административной ответственности в связи с нарушениями, связанными с деятельностью его филиала (представительства), расположенного вне места нахождения юридического лица, на основании ст. 35 АПК РФ рассматриваются по месту нахождения соответствующего административного органа.

Данная позиция Высшего Арбитражного Суда РФ изменила практику определения подсудности споров об административных правонарушениях. При этом, разрешая вопрос о подсудности поданного заявления, с учетом положений абз. 3 — 6 п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. N 10 (в ред. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. N 42) суды исходят из того, что из представленных в материалы дела доказательств должно достоверно следовать, что нарушение, за которое юридическое лицо привлекается к административной ответственности, было совершено в результате деятельности конкретного филиала (представительства) этого юридического лица.

В частности, информация о том, что нарушение связано с деятельностью филиала общества (его представительства), может содержаться в протоколе и постановлении об административном правонарушении (см., например, Постановления ФАС Московского округа от 4 февраля 2008 г. N КА-А40/13580-07, N КА-А40/13488-07, от 22 октября 2007 г. N КА-А40/10773-07).

Еще один важный вопрос связан с обеспечением лицу, привлекаемому к административной ответственности, гарантий защиты, предоставленных КоАП РФ.

В соответствии со ст. 28.2 КоАП РФ в протоколе об административном правонарушении указываются объяснения физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административных правонарушениях (ч. 2), при составлении протокола указанным лицам разъясняются их права и обязанности, предусмотренные Кодексом РФ об административных правонарушениях, о чем делается запись в протоколе (ч. 3). Данным лицам должна быть предоставлена возможность ознакомления с протоколом об административном правонарушении, они вправе представить свои объяснения и замечания по содержанию протокола, которые прилагаются к протоколу (ч. 4). Протокол об административном правонарушении подписывается в том числе указанными лицами (ч. 5).

В силу ч. 2 ст. 25.4 КоАП РФ законными представителями юридического лица в соответствии с настоящим Кодексом являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Полномочия законного представителя юридического лица подтверждаются документами, удостоверяющими его служебное положение.

После вступления в силу Арбитражного процессуального кодекса РФ 2002 г. и Кодекса РФ об административных правонарушениях в арбитражных судах имели место различные подходы к вопросу об участии представителя юридического лица при составлении протокола об административном правонарушении и необходимости признания полномочий представителя лица, привлекаемого к административной ответственности, действующего на основании доверенности, на участие в составлении протокола об административном правонарушении, а также необходимости представления в материалы дела доказательств извещения юридического лица о времени и месте составления протокола об административном правонарушении в случае наличия доказательств такого извещения филиала (представительства) юридического лица.

К 2005 г. в судах сложилась единая практика, которая сводится к следующему.

Согласно действующему законодательству, юридическое лицо приобретает права и принимает на себя обязанности, реализует свои права и исполняет обязанности, в том числе участвует в производстве по делу об административном правонарушении, через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами и являющиеся законными представителями юридического лица (ч. 1 ст. 53 ГК РФ, ст. 25.4 КоАП РФ).

В силу положений ст. 2.1 и 2.10 КоАП РФ только юридическое лицо может быть привлечено к административной ответственности, а следовательно, в силу прямого указания закона филиал юридического лица не может быть субъектом административного правонарушения, а извещения о дате и времени рассмотрения дела направляются в адрес юридического лица.

Направление уведомления филиалу юридического лица о явке для составления протокола об административном правонарушении, извещение о дате составления протокола руководителя филиала и представителя общества, действующего по доверенности, составление протокола в присутствии руководителя филиала общества без извещения самого юридического лица, привлекаемого к административной ответственности, не могут быть признаны надлежащим извещением законного представителя общества о совершении процессуальных действий в рамках возбужденного в отношении общества административного производства (см., например, Постановления ФАС Московского округа от 11 сентября 2007 г. N КА-А40/9256-07, от 21 августа 2007 г. N КА-А40/8144-07, от 21 августа 2007 г. N КА-А40/8113-07, от 21 августа 2007 г. N КА-А40/8062-07, от 11 мая 2007 г. N КА-А40/3986-07, от 29 января 2007 г. N КА-А40/13865-06, от 22 января 2007 г. N КА-А40/13190-06, от 22 января 2007 г. N КА-А40/13026-06, от 6 декабря 2006 г. N КА-А40/11692-06, от 31 мая 2006 г. N КА-А40/4492-06, от 29 марта 2006 г. N КА-А40/1805-06, от 30 января 2006 г. N КА-А40/14123-05, от 1 марта 2005 г. N КА-А40/665-05).

Данная позиция суда получила свое развитие в п. 24 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 2 июня 2004 г. N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (в редакции Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 26 июля 2007 г. N 46), в котором разъяснено, что согласно ч. 2 ст. 25.4 КоАП РФ законными представителями юридического лица являются его руководитель, а также иное лицо, признанное в соответствии с законом или учредительными документами органом юридического лица. Указанный перечень законных представителей юридического лица является закрытым. Представитель юридического лица, действующий на основании доверенности, в том числе руководитель его филиала или подразделения, законным представителем не является. Поэтому его извещение не может рассматриваться как извещение законного представителя. Вместе с тем доказательством надлежащего извещения законного представителя юридического лица о составлении протокола может служить выданная им доверенность на участие в конкретном административном деле. Наличие общей доверенности на представление интересов лица без указания на полномочия по участию в конкретном административном деле само по себе доказательством надлежащего извещения не является.

Положением Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 июня 2007 г. N 42 также разъяснено, что при рассмотрении дел об административных правонарушениях извещение о времени и месте судебного заседания суду необходимо направить не только по месту нахождения самого юридического лица, но и по месту нахождения соответствующего филиала (представительства).

Представляется, что необходимость одновременного направления уведомления как по месту нахождения самого юридического лица, так и по месту нахождения соответствующего филиала (представительства) имеется и у административного органа при извещении лица, привлекаемого к административной ответственности, о времени и месте составлении протокола и рассмотрении дела об административном правонарушении.

Вопрос: Правомерно ли привлечение филиала организации к ответственности по ч. 1 ст. 9.4 КоАП РФ?

Ответ: Филиал организации не может быть привлечен к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 9.4 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

Обоснование: Часть 1 ст. 9.4 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение требований технических регламентов, проектной документации, обязательных требований документов в области стандартизации или требований специальных технических условий либо нарушение установленных уполномоченным федеральным органом исполнительной власти до дня вступления в силу технических регламентов обязательных требований к зданиям и сооружениям при проектировании, строительстве, реконструкции или капитальном ремонте объектов капитального строительства, в том числе при применении строительных материалов (изделий).

Такое правонарушение влечет предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на должностных лиц – от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц – от ста тысяч до трехсот тысяч рублей.

В соответствии с п. 3 ст. 55 Гражданского кодекса РФ представительства и филиалы не являются юридическими лицами. Они наделяются имуществом создавшим их юридическим лицом и действуют на основании утвержденных им положений.

На основании ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых КоАП РФ или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В силу ч. 1 ст. 2.10 КоАП РФ юридические лица подлежат административной ответственности за совершение административных правонарушений в случаях, предусмотренных статьями разд. II КоАП РФ или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях.

Согласно ч. 1 ст. 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

В п. 2 ст. 26.1 КоАП РФ установлено, что по делу об административном правонарушении выяснению подлежит в том числе лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые КоАП РФ или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность.

Таким образом, филиал организации не является самостоятельным субъектом административной ответственности и ответственность будет нести сама организация.

В обоснование данной позиции приведем примеры из судебной практики.

Так, в Постановлении ФАС Уральского округа от 05.03.2014 N Ф09-14744/13 указывается, что филиал организации не является надлежащим субъектом административной ответственности и не может быть привлечен к ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 9.4 КоАП РФ (также см. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.07.2013 по делу N А65-4241/2013).

Таким образом, филиал организации не может быть привлечен к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 9.4 КоАП РФ, так как филиал не является надлежащим субъектом административной ответственности. В данном случае ответственности по ч. 1 ст. 9.4 КоАП РФ подлежит сама организация, филиал которой допустил нарушение. При этом будет правомерным привлечение к ответственности организации в лице ее филиала (см., например, Определение ФАС Западно-Сибирского округа от 25.04.2014 по делу N А27-17250/2013).

Просмотров: 636

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *